Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Когда у нацболов впервые прозвучал лозунг "Отнять и поделить"?

Как ни странно, лозунг "Отнять и поделить" у нацболов впервые прозвучал еще в середине нулевых. И озвучил его, как сейчас это ни покажется странным, Владимир Линдерман.
Да-да, в "Лимонке" за 2005 год он написал материал и привел выдержку из публикации авторитетного издания. И так и назвал все это

Отнять и поделить

НБП никогда сильно не заострялась на экономических вопросах. В отличие от марксистов, мы исходим из первичности политической воли, а не производительных сил, форм собственности и т.д. Но глупо игнорировать очевидное. В конце концов, задача революционера – вовремя поднести фитиль к бочке с порохом. Я хочу сказать, что «льготные бунты», прокатившиеся по всей России, требуют от Партии усилить внимание к проблеме справедливого распределения благ.
Вопрос о льготах вернул внимание общества к теме привилегий чиновничества, казалось бы, прочно забытой с конца 80-х – начала 90-х годов. Чиновники тогда назывались партноменклатурой. На этой теме, если кто забыл или не знает, триумфально прокатился Ельцин, она же и вознесла его в президенты.
В последующие годы олигархи-инородцы вытеснили из народного сознания образ чиновника, раскатывающего на ЗИЛах-«мерседесах» и лечащегося от ожирения в спецполиклиниках. Но где они, зловещие олигархи? Кто в Лондоне, кто в Тель-Авиве, а кто и в «Матросской тишине»… Народ швыряет камни (словесные) в пустоту. Пора вернуть на сцену его величество Чиновника. А раз уж слово «олигарх» так полюбилось гражданам, лозунг может быть, например, такой: «Главные олигархи – в Кремле!» Что абсолютно соответствует истине.
Помимо двух с половиной курсов филфака, я имею в своем культурном багаже и три курса экономического факультета. Поэтому я с интересом прочитал статью С.Д.Хайтуна «Социальная эволюция и Джон Кейнс: от прошлого к будущему», напечатанную в журнале «Вопросы философии». Кейнс – знаменитый английский экономист (1883-1946), который, вероятно, не первый высказал одну простую мысль, но к нему первому прислушались сильные мира сего. Мысль состоит в следующем. Есть работодатели и есть работники. Отдельно взятому работодателю выгодно платить своим работникам мало, чтобы больше оставлять себе. Но всему сообществу работодателей это, наоборот, невыгодно: бедные работники не могут много покупать (обладают низким потребительским спросом, выражаясь научно), что снижает прибыли. Это и есть главная идея кейнсианства: высокая зарплата выгодна не только работникам, но и работодателям. Многие знающие люди, в том числе и автор статьи г-н Хайтун, утверждают, что эта простенькая идейка спасла капитализм от краха.
Думаю, что активистам НБП будет полезно прочитать отрывок из статьи, посвященный ситуации в России. Это хорошая, можно даже сказать, научная (экономическая) и моральная основа «антиноменклатурной» революции. Льготные бунты взбодрили население – это здорово. Но на лозунге «назад, к льготам» далеко не уедешь, нужно не «назад», а «вперед, к отмене чиновничьих привилегий». Это и по жизни справедливо, и для экономики, как выясняется, полезно. Это лозунг, против которого невозможно ничего возразить, он морально и логически бесспорен. Как бесспорен и призыв к революции во имя народовластия (см. «Революция в законе» - «Ген.линия», №267). Фактически речь идет об одном и том же – о незаконных привилегиях «партии власти», привилегиях политических и экономических.
Любого жителя РФ хотя бы изредка должен мучить простой вопрос: почему наши граждане живут так херово? Почему получают черт знает какую низкую зарплату и нищенские пенсии, при том что нефтедолларами уже, кажется, можно обклеивать стены в кремлевских кабинетах? Почему в России общие доходы – зарплата плюс привилегии – министра в 200 с лишним (!) раз превышают средний доход гражданина (в США – в 6-7 раз)? Почему наш призывник, защитник Отечества, получает жалкие 3 евро в месяц? Делитесь, гады!.. Такой решительный вывод напрашивается по прочтении статьи в «Вопросах философии».


Абель

«Принадлежность собственности определяется не только тем, кто ее контролирует (ею управляет), но и тем, кто одновременно ее потребляет. Номенклатура управляла в СССР государственной и колхозно-кооперативной собственностью, но далеко не всю ее потребляла, в потреблении большей части государственной собственности – электростанций и заводов, ракет и самолетов и т.д. – участвовали и прочие граждане страны. Вот в казенных «мерседесах» рабочие с крестьянами и учителя с врачами не ездят, на госдачах не живут, в Медицинском центре УДП (Управления делами президента РФ) не лечатся. Ездят, живут и лечатся чиновники, передавая их друг другу «по наследству».
Сами чиновники говорят, что это имущество принадлежит государству, а у них находится только в «хозяйственном ведении», или «оперативном управлении». Это лукавство. Речь идет об особой форме собственности, отличной от частной (рыночной) и государственной. Не принадлежа чиновникам порознь, номенклатурная собственность является коллективной собственностью чиновничества, которое потребляет ее посредством номенклатурных привилегий, или спецкормушки. К номенклатуре могут быть отнесены чиновники, стоимость «бесплатных» привилегий которых превышает их должностной оклад.
/…/ Если при коммунистах номенклатура функционировала «нелегально», в закрытом режиме, то «демократы» поставили ее на правовой фундамент. Разобравшись в октябре 1993 г. с представительной властью, исполнительная власть, не откладывая, закрепила победу юридически. Указом президента РФ от 15 ноября 1993 г. об организации УДП в один кулак собираются оставшиеся от коммунистов «спецкормушки». А 22 декабря того же года Б.Н.Ельцин подписывает Указ «Об утверждении Положения о федеральной государственной службе», которым федеральные чиновники официально выделяются из массы бюджетников в особую касту.
Коллективный характер номенклатурной собственности превращает ее владельцев в клан, в котором интересы совладельцев выше государственных. Здесь господствуют кастовые мышление и практика («не для черных!») и круговая порука («зачем искать виноватых?») /…/ Граница между номенклатурной и государственной собственностью размыта, так что трудно сказать, где кончается одна и начинается другая. Размытость номенклатурной собственности размывает правовое сознание номенклатуры. Спецкормушка не просто многократно увеличивает доход чиновников, но и увеличивает его неопределенным образом. Размытая спецсреда обитания чиновника, в которой нет четкой границы между «можно» и «нельзя», затягивает его в отношения, основанные на личной преданности и принципе «ты мне – я тебе»/…/
Но все это пустяки по сравнению с тем, что номенклатура делает с экономикой. Допустим, Россия уже построила постиндустриальное общество с зарплатой работника на уровне 40-60% от стоимости продукции. Сохранятся ли тогда номенклатурные привилегии? Разумеется, нет, потому что когда работник получает зарплату в полном (кейнсианском) объеме, номенклатуре присваивать нечего. В развитых странах с кейнсианской экономикой привилегии у чиновников либо отсутствуют вовсе, либо невелики, практически никогда не превышая должностного оклада. А раз не будет номенклатурных привилегий, то не будет и номенклатуры. Может ли она как система это допустить? Естественно, не может – срабатывает инстинкт самосохранения /…/
Официально в посткоммунистической России был прозглашен курс на монетаризм, что странно само по себе. Ведь монетаризм призван защищать работодателя от «перекормленного» кейнсианскими средствами наемного работника. У нас же работник не только не «перекормлен», но порой и натурально голодает.
Однако это не все. Вопреки своему назначению, монетаризм российского разлива вовсе не защищает работодателя, который у нас так же беззащитен перед чиновником, как и работник. Номенклатура изобрела более чем оригинальную форму государственного регулирования Рынка, когда от кейнсианства берется давление на работодателя, а от монетаризма давление на работника. При таком двойном (тотальном) прессинге экономика не только что развиваться – дышать самостоятельно не может, ее псевдожизнь полностью зависит от нефтедолларового аппарата искусственного дыхания. В конечном счете – от удачности или неудачности политики США в том или другом регионе.
Вывод: выход из кризиса невозможен, пока Россией правит номенклатура. Поскольку же бюрократия превращается в номенклатуру привилегиями, постольку Россия не выйдет из кризиса, пока у чиновников существуют привилегии. Более строго: пока привилегии чиновников превышают по стоимости их денежную зарплату».

«Вопросы философии»
http://limonka.nbp-info.com/268_article_1226840271.html
Tags: "Другая Россия", "Лимонка", Абель
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments