Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Национализация и гражданская война

Оригинал взят у 4531 в Национализация и гражданская война

В общественном сознании давно и прочно укоренился стереотип о том, что попытки отбора собственности могут привести к гражданской войне. Поэтому любую национализацию нужно проводить максимально мягко, чтобы не дай бог, никого не обидеть. К сожалению, подобные стереотипы распространены и в левой среде: нередко можно слышать об условно-возмездной национализации, о национализации только крупной промышленности или отдельных ее отраслей, о национализации только объектов, полученных преступным путем и.т.д. Зачем это внедряется в сознание граждан – вполне понятно. Собственники очень не хотят расставаться со своими активами. Но зачем на это ведутся левые? В чем их ошибка?

Основная ошибка заключается в неверном выборе начальной точки для рассуждений: по умолчанию предполагается, что мы пришли к власти в рамках текущих условий. Условно говоря, завтра утром у нас откуда-то оказалась в руках власть, и мы теперь решаем, а как бы нам провести национализацию. На самом же деле вопрос о власти является ключевым. Власть можно взять только совершив революцию. В свою очередь, революцию можно совершить только тогда, когда сложится революционная ситуация. Надеюсь всем очевидно, что сегодняшняя ситуация еще очень далека от революционной?

Итак, начальной точкой должен являться не текущий момент, а момент, когда сложится революционная ситуация. К этому времени подавляющее число граждан не будут иметь каких либо накоплений и тем более никаких акций, поэтому вопросов типа «а что делать с миноритарными акционерами?» даже не возникнет. Кроме того, мелкая буржуазия будет практически уничтожена. Все эти мелкие парикмахерские, кафе и магазинчики, за которые так любят переживать некоторые левые, будут поглощены крупными сетевыми компаниями или разорены. Это в отсталой царской России невозможно было обойтись без НЭПа, так как крупнотоварное производство только зарождалось, и пролетариат был в меньшинстве, а большинство населения было, по сути, мелкими товаропроизводителями и жило натуральным хозяйством. Сегодня ситуация обратная – пролетариат составляет абсолютное большинство. К моменту наступления революционной ситуации эти пропорции изменятся в пользу пролетариата еще больше.

Таким образом, так называемый «переходный период» от рынка к плану можно будет свести к минимуму. Артели и кооперативы так же не понадобятся – империализм сам сделает за нас всю работу по централизации производства и уничтожению мелкой буржуазии. Национализация будет заключаться, фактически, просто в смене бенефициаров огромных корпораций, имеющих свою систему планирования, статистики, логистики и всего остального. Роснефти, Газпромы, Боинги, Сименсы – это хорошо, да. Антиглобалисты не с тем борются.

Приведет ли подобная национализация к гражданской войне? Нет, не приведет. Стереотип о гражданской войне возник из-за естественных попыток провести параллели с 17-ом годом. Однако условия, как уже отмечалось выше, сегодня совершенно иные. Тогда благоприятными факторами для возникновения гражданской войны послужили наличие двоевластия и большого количества вооруженного народа – при таких раскладах вопросы решаются не на референдумах. Сегодня подобных факторов нет. К тому же, с тех пор изменилось и само общество – развитие производительных сил сильно подняло в нем уровень гуманизма. В 17-ом году нравы были пожестче: основная масса населения представляла собой суровое крестьянство, закаленное на полях Первой Мировой. Эти люди с детства были приучены к голоду, холоду и тяжелым условиям жизни. Они не боялись крови и умели убивать. Сегодняшний городской житель даже ягненка не сможет зарезать. Тогдашние корниловы и деникины – это вовсе не сегодняшние путины с сердюковыми, а сегодняшнее ряженое казачество не чета прежнему.

В общем для гражданской войны просто отсутствуют субъекты. Кто сегодня станет воевать за наше ворье? В 17-ом хоть какая-то идея была у белых. Хотя и тогда с этим было не важно, но хоть какое-то представление о патриотизме присутствовало. Сегодняшний патриотизм заключается в недвижимости в США и детях в Лондонах. Ворье не собирается воевать ни в какой гражданской войне и давно готовит пути для отступления. Ну, а левые продолжают пугаться того, что, казалось бы, должны сами приближать.




Tags: гражданская война, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments