Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Чего не сказал Путин

Не знаю, кто был режиссером вчерашней «прямой линии» Путина, но чувствовалась рука мастера. Это было, конечно, на порядок содержательнее, чем полеты со стерхами, поиск амфоры на дне морском и уж точно куда больше отвечало чаяниям тех, кто смотрел трансляцию.

Голос из народа, порою не слишком приятный для власти умело чередовался с домашними заготовками. Причем было ощущение, что в этих домашних заготовках президент явно хотел донести до народа что-то важное и то, что не укладывается в формат. То, что называется, скрыто у него в душе и в то же время те помыслы, которые он хотел совместить с практикой. И это он умело оставил на финал. В том явно был элемент шоу, в котором выступление суперзвезды и главный хит отодвигаются напоследок.

Сразу замечу, что славословий в адрес Путина больше в этом посте вы не найдете. Потому что жаждущие их могут открыть «Российскую газету» или посмотреть программу Киселева. У меня, между прочим, нет аллергии на них – у каждого свои задачи и свое предназначение. Просто я писал этот текст не для того, чтобы дать выход своему эмоциональному экстазу.

Главное, что должны были понять граждане России, по замыслу устроителей очередного общения с народом — что Путин почти попрощался с либерализмом, но в то же время еще не определился, куда он поведет страну. А этой «прямой линией» он явно увеличил свой отрыв от потенциальных преследователей и показал, что конкуренции среди действующих лиц в системной политике ему нет.

Еще публика должна была понять, что президент — это безусловный патриот и хочет, чтобы патриотами стали если не все, то подавляющее большинство граждан. Другое дело, что Путин высказал свою приверженность национал-капитализму. Александр Севастьянов может торжествовать. Вопрос в том, как долго. За время общения президент так и не выдал в себе комплиментарного отношения к советскому периоду и самой идее социальной справедливости. Это подтвердилось, в частности, во время ответа на вопрос сочинцев. Мол, ребята вы с Крымом не конкуренты, ибо обеспеченность публики, которая к вам поедет, разная. То есть, Сочи это уголок для богатеев. Не хватает денег на отдых там — дуй в Крым. Четче выразиться трудно.

Правда, стопроцентным либералом Путина назвать не совсем верно. Он сам заявил, что у либералов в России никогда не было много сторонников и они представляют собой немногочисленную группу революционеров. Правильнее было все же назвать либералов не революционерами, а нахлебниками революционно настроенных масс, что ярко проявилось во время массовых протестов в конце 2011 — начале 2012 года. Но Путину такие нюансы просто чужды.

Он, правда, дал понять либералам, что они ему не совсем чужие. Когда военный обозреватель «Комсомолки» Виктор Баранец сказал о «гнилых зубах либеральных хомячков», которые «вгрызаются в Россию», президент призвал к культуре дискуссии. Российские либералы должны были понять — ребята, будете плохо вести себя — отдам на растерзание народу, который лишит вас последних гнилых зубов. Все-таки либералы не чужие ему, а родную среду предать не можно никак. Хотя тому же Чубайсу о его ЦРУ-шном окружении в 90-е все же напомнил.

Аналогичным образом Путин пригрозил и чиновникам. Когда ответил на лично отобранный вопрос о расстреле какого-нибудь чиновного ворюги, как это делают в Китае. И прямо сказал, что не случайно выбрал этот вопрос. Чтобы чиновники знали о настроениях в народе и о том, кто их спасает от гнева праведного.

Правда, тут не обошлось без накладки. Путин заявил, что у нас за воровство никогда не расстреливали. Для того, чтобы правильно осмыслить сей момент, требовалось преодолеть аллергию на социальную справедливость и советский период нашей истории. И вспомнить, что в благословенный брежневский период был расстрелян заместитель министра рыбного хозяйства СССР Рытов. Но перешагнуть идеологический барьер Путин не решился.

Видимо, по той же причине президент сбился в оценке «холодной войны», не моргнув, заявив, что это определение было дано в Советском Союзе, который закрылся от стран Запада (хорошо хоть не от «цивилизованного мира»). В таком случае придется напомнить, что сам термин «холодная война» принадлежит никак не советскому руководству и даже не советскому человеку. Его впервые употребил знаменитый писатель Джордж Оруэлл в своей статье в еженедельнике «Трибьюн» 19октября 1945 года. А в официальную политическую терминологию ввел Бернард Барух, советник американского президента Трумэна в своем выступлении 16 апреля 1947 года перед палатой представителей штата Каролина. О том, что началась она с известной фултонской речи Черчилля, Путину и вовсе поминать было неприлично. Отец мировой демократии, как-никак.

Гипотетически можно допустить, что руководство страны намерено позиционировать Россию не только оплотом традиционных ценностей, но и последним бастионом либерализма. Ибо Запад, согласно президентской логике, все это похерил. И теперь России предстоит все это спасать. То есть, стать Западом в еще большей степени, чем сегодняшний Запад. Путин, конечно, понимает, что слепого копирования тут не получится. О чем и заявил, отвечая на последний вопрос из собственной папки. Об отличиях русского человека от западного. И поэтому ничего странного, что во время ответа он так и не назвал, пожалуй, главное отличие – тягу к справедливости, которая для русских всегда была вые закона. И на чем, собственно, держалась наша литература классическая и отчасти современная. Ибо закон – это рубеж классической западной идеологии, через который перешагнуть не может даже Путин.

Tags: Путин, интриги, либералы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments