Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Митингуй – не митингуй, все равно …..

Очередные первомайские торжества в очередной раз поставили перед российской оппозицией множество вопросов, большинство из которых стоит перед ней минимум полтора десятка лет. Как привлечь на свою сторону граждан? Почему лозунги оппозиции, взывающие, казалось бы, к основным потребностям граждан, не находят в умах и сердцах этих граждан отклика, желательного для оппозиционеров?

Коммунисты, несмотря на приток молодежи в последние годы, все равно не могут заявить, что обладают боевым молодым пополнением. И первомайские торжества показали, что подрастающее поколение не спешит вставить под знамена КПРФ. «Справедливая Россия» и ЛДПР снова довольствовалась безыдейной оплаченной массовкой. Внепарламентская оппозиция по-боевому выглядела, пожалуй, только в столичных городах.

В чем же дело? Отчего невосприимчивы людские души к голосу оппозиции?...

Прежде всего, стоит отметить, что лидеры парламентских оппозиционных партий не имеют внятных задач политического характера во время первомайских шествий (и не только во время их, конечно). Покрасоваться на трибуне, выступить с малосодержательной речью и тем самым удовлетворить собственное тщеславие, зафиксировать грань между собой, небожителем и рядовыми партийцами и сторонниками – вот, пожалуй, и все цели, что ставят партбоссы перед собой. Они воспринимают митинги и демонстрации как пиар-действо. То есть, воспринимают их с позиций той самой реальности, против которой они якобы ведут борьбу. Конечно, многие рядовые участники этих акций выражают протест или солидарность, общаются между собой, подпитывают друг друга энергетикой. Но все это в результате теряется и чаще всего не находит содержательного продолжения в дальнейшем, поскольку эти люди, как правило, оказываются связанными тем ритуальным подходом, что исповедуют партийные начальники.

Стоит заметить, что на 1 мая парламентские партии проводят собственные шествия и митинги. У каждой партии собственная акция. Это лучшее доказательство намерения их лидеров выхолостить содержание праздника – Дня (международной) солидарности трудящихся. Никакой общности, каждой партийной группе предписывается своя солидарность.

Это говорит о том, что партийные лидеры не намерены извлекать должных уроков акций оппозиции в прошлые годы и вести поиск адекватных форм работы, в том числе и во время массовых акций. Можно напомнить, как в 90-е годы едва ли не основным призывом (особенно, в начале 90-х) был призыв к восстановлению Советского Союза. А выступления ораторов также содержали скорбь по поводу распада державы и материальных потерь (рост цен, задержка и малый размер пенсий, зарплат и пособий) граждан. Спору нет – шок 90-х был для подавляющего большинства населения главным фактором, приводившим их на массовые акции оппозиции. Однако рискну утверждать, что люди должны приходить на них все же не за этим. Конечно, боли утрат и погружению в унизительное нищенское существование необходимо было уделять внимание. Но делать эти чувства основой массовой акции было просто недопустимо. Наряду с солидарностью, которую демонстрировали граждане на акциях в ту пору (и продолжают делать сейчас), им требовалось дать пищу для размышления, их нужно было попытаться подвигнуть на рефлексию и последующие действия. Разумеется, это нужно было делать в предельно сжатой, афористичной и понятной форме. Но вместо этого на первомайских трибунах партийные боссы предлагали один рецепт: голосуйте за нашу партию – и мы решим ваши проблемы (восстановим Союз, поднимем пенсии, нарастим авторитет страны, накостыляем недругам и пр.). Теперь уж точно ясно, что этого мало, а демонстрации явно преследовали цели, плохо совместимые с борьбой за лучшее будущее сторонников оппозиционных партий.

Это сильно напоминает первые годы после распада Советского Союза, когда с трибуны призывали восстановить Союз. При этом большинство участников акций (как на трибунах, так и наблюдавших) понимали неосуществимость таких призывов. Но иррациональность эмоций брала верх, и это вызывало сильный диссонанс между выступлениями ораторов и реальностью.

И еще. Во время партийных акций произносится множество речей – длинных и коротких. Но в большинстве случаев это дежурные выступления, во время которых партийные ораторы бросают в толпу дежурные лозунги, не слишком задумываясь о том, что многократное пустое их повторение девальвирует содержание. Помню, несколько лет назад меня пригласили на один первомайский митинг парламентской партии. Я выступил. Броско, эмоционально, постарался вложить в свое выступление конкретное содержание и дать собравшимся пищу для размышлений. Мое выступление не оставило равнодушными митингующих. С тех пор меня по-прежнему зовут на митинги этой партии, но выступить уже не предлагают. Чтобы не оттенять партийных небожителей, надо думать.

В общем, на сегодня мы имеем несколько странную ситуацию: в обществе явно формируется запрос на новые формы политического общения, обмена идеями и новый стиль уличной политики. И содержание публичных выступлений на массовых акциях должно меняться. Словесная концентрация общественного недовольства должна заменяться выступлениями более конкретными и осмысленными. Но митингующие партийцы чаще всего словно не слышат запросов приходящих к ним. И это ставит вопрос об их, так сказать, профпригодности.

Tags: акция, митинг, партии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments