Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Выборы как концерт по заявкам



Не открою тайны, если скажу, что грядущие губернаторские выборы не вызывают большого энтузиазма и особых надежд у жителей края. Во-первых, все и так решено. Во-вторых, это не выборы, а типа принуждение к оказанию доверия действующему главе региона на новый срок.


Забавные персонажи, типа Сарычева, пытающиеся втиснуться на политическую сцену — не в счет. Эта публика ориентирована на сшибание бабла. Кто-то баллотируется пиара ради, кто-то, как лидер коммунистов Юрченко, - ввиду наличия партийной дисциплины.


На самом деле, все это утомительно, скучно и утомительно скучно. Как в плохом провинциальном театре, в где из года в год ставят одну и ту же пьесу плохого провинциального автора, и плохие провинциальные актеры (ибо хорошие уже давно перебрались в столичные труппы) уныло делают вид, что вживаются в образ своих героев.


Я уже писал, что в Алтайском крае нет элиты как общности, как мощной группы, сливок социума, способных четко и ясно сформулировать интересы — как собственные, так и всего региона.





И об этом знают в столичных кабинетах, формулируя задачи для региона. Был в свое время такой анекдот. «В передачу «Концерт по заявкам» звонят слушатели: «Поставьте, пожалуйста, песню Пугачевой», «...песню Леонтьева», «...песню Кобзона». И тут звонит один слушатель: «Можно поставить фрагмент Первой симфонии Скрябина?...» Ведущие удивились такой просьбе, но поставили. На следующий день снова заказывают. «....песню Ротару», «...песню Боярского», «...песню Антонова». И тут опять звонит этот же слушатель и просит: «Поставьте, пожалуйста, фрагмент симфонии №5 Шостаковича». Ведущие снова удивились, но поставили. На следующий день все идет как обычно: «...песню Вайкуле», «песню Кикабидзе», «...песню Лещенко». И снова дозванивается тот необычный слушатель: «Здравствуйте. Нельзя ли поставить фрагмент симфонии №1 Рахманинова?» Ведущий спрашивает: «Скажите, пожалуйста, как вас зовут?» - «Вася». «А откуда вы, Вася?» - «Из Барнаула, Алтайский край». «А какая отрасль экономики в вашем крае преобладает?» - «Сельское хозяйство. У нас аграрный край». «Тогда, Вася, берите плуг и пашите! И не хер ерундой в эфире народ в стране смущать!».


Васю из анекдота просто заткнули. Ибо, по разумению неназванных ведущих, у того, кто живет в глубинке, после плуга может быть только потребность в песне Леонтьева и стопарике водки. Пятак на водку здесь худо-бедно подкидывают — веселись, мужичина!... Песни о чудесном крае и чудесных людях, что здесь живут, - из уст чиновников и политиков тоже звучат. «А чего им еще может быть надо?...» - удивляются в кремлевских кабинетах, когда на Алтае происходит очередной политический эксцесс, типа избрания «не того» губернатора или многочисленных акций протеста.


Проблема в том, что немая региональная элита была не способна сформулировать, что же следует из этих полустихийных всплесков массового недовольства. Конечно, эти всплески тоже кем-то использовались, но будоражащий их огонь все-таки исходил изнутри, из глубины общества. Те одиночки, кто пытался сформулировать и политически оформить недовольство — были удалены на безопасное политическое (и географическое) расстояние.


Можно разобрать (и это крайне важно сделать), политические причины, почему так произошло. Можно (и крайне важно) разобрать пошагово, поэтапно события, которые привели к этому. Но есть истоки этих явлений, над которыми мало кто задумывается и мало кто пытается разобраться.


Можно, конечно, пошагово разобрать политические причины, которые привели к такой ситуации. И это многое даст, это позволит многое понять. Но далеко не все. Здесь важна социально-философская, так сказать, подоплека. А один из ее пластов говорит, что ментальность жителей региона — как рядовых граждан, так и краевой элиты — остается сельской. Теоретически это не хорошо и не плохо. Но в сегодняшней практике прежде это работало на ухудшение ситуации в крае. И дальше будет работать. Можно написать о разнице сельской и городской ментальности, их плюсах и минусах в той или иной ситуации, но данный текст не об этом. Он о том, что в крае так и не сформировался психотип городского жителя. А значит, не произошло оформления полноценной региональной элиты, которая могла бы твердо отстаивать интересы края в кабинетах столичных начальников. Ведь наличие городского транспорта, множества торговых центров, промышленных предприятий и других признаков городской жизни не означает формирования социального психотипа. В том числе у представителей живущей в городе элиты. Горожанин по-другому смотрит на множество явлений и процессов, в том числе и на политическую жизнь, на дискуссии, различные свободы и массовые акции.


В крае же зачатки формирования городской ментальности в последние четверть века безжалостно искоренялись. Урезалась самостоятельность в решении важнейших для края и его муниципалитетов вопросов, закрывались промышленные предприятия, отраслевая централизация превысила разумные пределы и т. д. Но это еще не все. Беда в том, что зачатки городской ментальности формируются и у части сельских жителей. А в селах закрывались и приходили в упадок заведения, которые являются связующей нитью между городом и деревней — Дома культуры, почтовые отделения, различные социальные учреждения. И получалось, что люди покидали село все чаще из-за ограничений, затрудняющих жизнь — отсутствие работы, ликвидация важнейших бытовых учреждений, беспросвет сельских реалий. Конечно, подобное происходило и в советский период, запустение сел началось не в 90-е годы, но в постсоветской реальности процесс стал лавинообразным, не дающим возможности его осмыслить и выработать меры для исправления ситуации.


Надеюсь, этот длинный размышлизм не слишком вас утомил. Но он, как мне представляется, дает возможность понять, отчего у нас не получается соприкосновения интересов сообществ и групп — то, что и называется политикой. Если, конечно, говорить о политике, а не о ее замещении пиаром. Начал я с унылого восприятия грядущих выборов губернатора. Смысла этих выборов сегодняшние жители городов края просто не понимают. Ведь окружающий интеллектуальный и культурный ландшафт не заточен под гражданские институты. Еще меньше смысл понимают сельчане, ведь у них другие задачи. У одних — элементарно выжить, прокормить семью, у других — вырваться из беспросветности. Элита на этих выборах традиционно делает пиар. Но у нее нет никаких интересов, которые ей хотелось бы реализовать с привлечением широких общественных групп. Как только она решит это сделать — начнется политика.


Закончу часть разговора на эту тему (чувствую, что к ней еще не раз вернусь) тем, что данная ситуация все же лучше, чем бессовестное спекулирование запросом на политику, как это происходит в крупных городах. Последний яркий пример — Навальный и «белоленточные истерики». Лучше по той причине, что не отнимает таких сил и средств и не вводит жителей в состояние психоза. Хотя не означает, что все это хорошо и даже нормально. Выборы должны быть соревнованием ярких и смелых проектов, увлекательных гражданских инициатив и давать импульс глубокому осмыслению текущих процессов. Если в элите нет таких, кто в силах это предложить — лучше такие выборы отменить. В целях избежания гнусных спекуляций. Если отменить нельзя — лучший вариант забить на них. Для тех, кто не утратил здравого смысла или его остатков. Тот, кто пытается воспринимать их серьезно и чего-то требовать от кандидатов — уподобляется Васе из анекдота, которому рано или поздно укажут на плуг.


Tags: Алтай, выборы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments