Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

ДЕД МОРОЗ - С чего начинал Евгений Осин

Оригинал взят у krock60 в ДЕД МОРОЗ
Альбом московской группы Дед Мороз 1988 года Человек со звезды .Группа работала от Центра Стаса Намина , небезизвестный Евгений Осин  был в группе вокалистом и шоуменом . Вот тут маленькая биография со слов одноклассника Осина Алексея "Лёлика" Алексеева .
[Spoiler (click to open)]Реально начали играть в семидесятые, в школьном ансамбле на танцах 488-й школы в районе Текстильщиков, на праздниках и молодежных вечеринках. Начинали мы с панк-рока вместе с Женьком Осиным, сидели за одной партой, хулиганили на пару. Я тогда играл на бас-гитаре, Евгений – на барабанах, Игорь Ермилов, наш друг – на гитаре. Позже я перешел к электрогитаре, пришлось переучиваться, зато получил больше возможностей, больше струн и больше аккордов.

Инструменты тогда плохие были, особенно советского производства, и за счастье считалось поиграть на «Eterna DeLux», и было верхом, когда у меня появилась чешская «Star 7», считавшаяся за «Fender». Самопальный фуз тогда сильно выручал, приближая звук к мировому и, если ты врубаешь таким звуком на танцах – ты уже король. Была масса разных умельцев, и друзья паяли разные примочки, а о фирменных мы только слышали – их найти или купить было просто невозможно.

После школы мы захипповали, началась стритовая жизнь, завязки с хиппи, с длинноволосыми музыкантами в клешах или драных штанах. У некоторых из них прослеживался семидесятнический стиль – подгибали низ своих брюк гнутыми копейками. Милиции и шпане это не очень нравилось, они до хиппи всячески домогались. Приходилось доказывать, почему волосы длинные, а джины клешёные.

В Царицино, прямо на развалинах была веселая тусовка – происходили перформансы «Топ хит», человек по двести: на магнитофоне крутили «Блэк Саббат», «Лед Зеппелин», выставлялись картины. Приезжали художники, аниматоры, киношники и музыканты из Питера, Свердловска, отовсюду. Перформансы были приурочены к знаковым событиям: дню рождения Моррисона, Леннона и люди общались на темы музыки, искусства – все активно обсуждали. Однажды менты устроили огромную облаву – навинтили машин десять и всех поразвезли по разным отделениям, продержали для страха, но потом отпустили.

Много путешествовали, ездили группами и знакомились с питерскими хиппи. Это было доступно, разрешено и быстро организовывалось – собрались и поехали. Конечно, родители были против наших поездок и против того, что я связался с какими-то длинноволосыми, приводил их в гости, оставлял некоторых ночевать. Непонятно им было парень это или девка, неясно с кем водишься – волосы до пояса. Пришлось и маме доказывать: нормальные люди, художники, поэты, музыканты, но бабульки во дворе офигевали.

Репетировали мы в ту пору с Женей в ДК завода «Химик» (между Павелецкой и Пролетарской), куда нас взяли после прослушивания, объявив, что мы будем играть на проводящихся в «Химике» концертах и с условием, что длинные волосы свои мы будем обязательно прятать за шиворот. Туда к нам в ДК однажды один продвинутый композитор по кличке Компас (Сергей Борщевский) и привел Юрика Орлова и Сергея Хазова.

Когда в самом начале восьмидесятых пошел нью-вэйв, мы свои патлы обрезали, надели цивильные костюмчики чтобы выглядеть красиво, набриолиненно и модно, и – никакой грязной одежды. Я понял, что это мое, в мою жизнь вошли новые люди, новые знакомства, которые остались и до сих пор. Движение хиппи было ленивое, их надо было постоянно подталкивать, чтобы что-либо происходило, и они не любили работать, не вписывались ни в какую социальную дисциплину.

Нью-вэйв требовал чистой головы, чистых ботинок, чистых мыслей, чистого, незагруженного творчества. На смену фуза на гитаре пришел летящий прозрачный звук: хорус, делэй – ближе к космосу. То есть произошел сознательный отрыв от земли, в то время как эстетика детей-цветов была все-таки более приземленной. Нью-вэйв как новая музыкальная форма задал новую дисциплину и характер отношений между людьми. Стали рождаться идейные проекты.

Самый первый проект назывался «Катарсис» – с этим названием и пришли Орлов с Хазом к нам в «Химик». Потом «Катарсис» разбился на «Гималаи», которые мы сделали с Хазом, и – «Николай Коперник», который сделал Юрик. Тогда только начали появляться знакомые с музыкальными базами, где репетиция стоила смешные деньги – три рубля, и все наши проекты мы репетировали на громком звуке. Мне удалось выкупить у Андрея Отряскина из группы «Джунгли» легендарную двухгрифовую гитару, сделанную очень хорошим рижским мастером Жорой. С этой гитарой потом меня Юрий пригласил в «Коперник», в состав, где играли Игорь Лень и арфистка с настоящей арфой.
Как руководитель и идеолог Юрий стал практиковать многогитарный состав, где музыкальная фактура складывалась из партий нескольких гитаристов, причем каждый инструмент – в своем пространстве. Группа имитировала
 электронное звучание без использования синтезаторов и клавиш, использовались только гитарные эффекты. В окончательно утвердившемся составе играли: Олег Андреев на басу, Митя Цветков на ударных, Макс Трефан, Игорь Андреев, Игорь Ермилов, Гоша Целовальников и я на гитарах, Женек Осин занимался перкуссией. Базу нашли в саду Театра Эрмитаж, где нам даже выдавали костюмы для концертных выступлений.
Позже, в 1989-м, когда из группы отбыл Костя Баранов (еще один гитарист), на его место пришел Сергей Хазов. Это было мощно и пафосно, и мы сразу поняли – кто мы такие на самом деле. В Ростове, во время гастролей и смешанных концертов к Юрию подошел Александр Малинин и сказал: «Сейчас я выступаю, после меня – вы. Как мне вас представить?». На что Юрий спокойно изрек: «Скажи: сейчас ты выступишь как разогревающая группа, а после на сцену выйдут гении».
А в 84-м, когда началась рок-лаборатория, Ян Миренский (наш флейтист) познакомил нас с Тоней Крыловой, женой Фагота, участника «Звуков Му». И мы с Орловым стали убеждать ее открыть в Москве рок-клуб, типа как в Питере, где мы побывали только что в познавательно-просветительской поездке. Там мы познакомились с питерскими музыкантами из группы «Патриархальная выставка», побывали на концертах, пообщались с Гребенщиковым – недолго, но обстоятельно.

У Тони постоянно в то время гостили музыканты из Питера, зависала группа «Аквариум», оставляя постоянную гору бутылок на полу. В новорожденную рок-лабораторию я вошел с Сергеем Хазовым как группа «Катарсис». Музыканты там проходили тарификацию и за концерт получали по 11 рублей, а тем, у кого было музыкальное образование – по 15. Базы приходилась искать и оплачивать самим, хотя лабораторцы (Опрятная и майор Булат Турсунович) обещали, что найдут, но проходил год, другой – ничего не менялось.

Группа «Гималаи» к 1988 году распалась, и мы перешли с Евгением и группой «Дед Мороз» в центр Стаса Намина. Играли такой эстрадный нью-вэйверский панк, немножко «Cure»-образный и довольно отвязный. Хотелось, чтобы это празднично выглядело, поэтому и придумали такой «Санта Клаус бэнд», то есть «Дед Мороз» по-нашему. Это было смешно, народ хохотал. Было даже шоу на концерте – специальный человек одевался в костюм привидения, и на нем было написано «03».

Много ездили по СССР от центра Стаса Намина – это была работа, и мы начали, наконец, зарабатывать деньги своей музыкой. Было интересно, спокойно, уравновешенно: везде улыбающиеся лица, хороший прием в гостиницах и самолеты были новыми, не падали. Глобальных планов никто не строил, думали, что всегда так будет. Женя тогда играл на гитаре, на барабанах и после развала «Деда Мороза» собрал уже собственную группу «Кекс», которая тоже исчезла и родился «Авалон».

В «Авалоне» играли – Ваня Лебедев (сейчас он самый востребованный мастер по кино-видео монтажу), Саша Рогачев (бас), Ян Миренский (флейта), Боцман (барабаны), а пел Женек. Это были интеллигентные песни в стиле «легкий нью-вэйв», и это был лучший проект Осина, на мой взгляд. Однако именно обработка шлягеров семидесятых годов принесла ему большую популярность, а болел он этой темой еще в школе – все эти песни исполнял под гитару, с которой почти не расставался, а иногда превращал в орудие борьбы и разбивал о чью-нибудь голову в драке.

Обработками этих и поисками других забытых песен Женя занялся, когда уже стал известным, благодаря участию в группе «Браво», куда его пригласили в качестве вокалиста после ухода Жанны Агузаровой. Там он пел песни из их репертуара и предложил свой материал – «Гагарин», например. Ушел он от них уже с именем и начал крутить свой проект «Женя Осин». Тут-то он и вспомнил о своем большом багаже песен семидесятых годов и решил это использовать как стиль. Музыканты к нему приходили-уходили, он снял несколько клипов, которые взяли крутить в телевизор («Плачет девочка в автомате»), записал альбом, другой.

Я помогал ему заниматься стилистикой образов и костюмов, разработал, сшил несколько костюмов для его группы и придумывал вещи специально для него, зная неплохо тему моды 70-х и имея уже образование мастера-портного по мужскому костюму. Сначала его продюсером был Валера Жаров – директор «AT-Trade», потом директора довольно часто менялись. В группе, у Женька с самого начала на басу играл мой родной брат Александр. Сейчас он трудится в нескольких составах, например, в «Белорусских песнярах», которые, на самом деле, живут в Москве.

1. Инопланетянин
2. Тишинский рынок
3. Девчонка
4. Где вода?
5. Раковина
6. Конфеты
7. Подставное лицо
8. Кленовый лист
9. Токсикоманы
[скачать]https://cloud.mail.ru/public/6d40408d0db2%2F%D0%94%D0%B5%D0%B4%20%D0%9C%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B7-1988%20%20%D0%A7%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%20%D1%81%D0%BE%20%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D1%8B.zip
мр3 размер: 36.3 м  битрейт: 128 к\м жанр: эстрадный нью-вэйверский панк
из коллекции Юрия , за что ему отдельное спасибо .
Tags: история, русский рок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments