Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Итоги 2014 года от Александра Севастьянова - часть 2

Экономика накануне войны
Я не питаю особых иллюзий по поводу все определяющего значения экономики в обществе. Мы много раз убеждались в том, что человечество не настолько разумно (или не настолько бесчеловечно), чтобы всегда руководствоваться соображениями пользы и выгоды. Тем не менее, кое-какие изменения в российской экономике последовали и еще последуют вслед за теми решительными шагами, с анализа которых я начал статью.
Не случайно радикальные критики Путина, как либеральные, так и патриотические, типа Максима Калашникова, критикуют его, в основном, по линии экономики. «Желающего судьба ведет, а нежелающего тащит», – эта древняя латинская поговорка как нельзя тут кстати. Под давлением внешне- и внутриполитических обстоятельств Путину приходится сегодня предпринимать шаги, которых, он, может, и не желал бы, да приходится совершать. Они обнимаются одним словом: мобилизация.
В целом, по моим понятиям, это все шаги, идущие на пользу России. Я их перечислю.
Милитаризация экономики. Всегда и везде выступала локомотивом научно-технического развития. В разумных пределах разумеется, пока не пришло время для лозунга «Пушки вместо масла», но этого нам пока не предлагают (военный бюджет на отметке 4,5 процента от бюджета страны, это вовсе немного).
Деофшоризация экономики, серьезная (это признают как либералы, так и коммунисты) борьба с коррупцией. Комментариев не требуется, необходимость очевидна. Если результата нельзя добиться в обход амнистии, значит вывод один: пусть будет амнистия.
Встречные санкции – давно чаемый путь к оздоровлению экономики.
Импортозамещение в самых широких пределах. Можно только приветствовать! Особенно в области продовольствия, но и не только. Россия – одна из немногих самодостаточных стран в мире и хорошо, что об этом, наконец, вспомнили.
Поощрение к активности малого и среднего бизнеса.
Переориентация во внешнеэкономических связях с Запада на Юг и Восток, на Латинскую Америку.
Расширение Таможенного союза и ЕврАзЭс.
Все это хорошо. Не впадая в мелочный анализ, я заметил бы, что из важных пунктов не хватает, пожалуй, лишь одного: декриминализации общества и бизнеса. Страна, в которой преступных авторитетов публично хоронят как уважаемых членов общества, – это ненормальная страна, это бандократия. Преступник должен быть и чувствовать себя изгоем, подонком. Тот, кто живет по нормам воровского «закона», должен быть поставлен вне закона гражданского: за его жизнь, здоровье, имущество, права и свободы никто не должен отвечать.
*   *   *
Теперь о главном. Хотел бы остановиться на двух тезисах, которые в разных формулировках, разными словами, но выражаются с самых высоких трибун нашей страны. Прозвучали они и в ежегодном послании президента.
Это, во-первых, тезис «наша страна – осажденная крепость».
А во-вторых, тезис «опора на собственные силы».
Их сегодня предпочитают так вот прямо не формулировать, чтобы избежать нежелательных коннотаций то ли с Германией 1930-х, то ли с СССР, то ли с Северной Кореей. Но разве суть в коннотациях? Нет, она в том, что эти тезисы, во-первых, абсолютно адекватно отражают реальность, а во-вторых, они твердо и однозначно обозначают во все времена одно и то же: разворот политики и экономики в сторону создания национальноого государства. Не важно, немецкого, корейского или какого иного. Тезис «опоры на собственные силы» – это лакмусовая бумажка для опытного обществоведа, которая безошибочно показывает, что создание национального государства (в нашем случае русского) не за горами. Пусть с двадцатилетним опозданием, но Россия вступает на тот же путь, которым после распада Советского Союза пошли все другие бывшие братские республики.
Сказанного достаточно, чтобы сделать вывод: предвоенная ситуация заставляет Кремль форсированно принимать в экономике контрмеры, давным-давно назревшие и необходимые сами по себе. Без них нам не одолеть тот поворот, на который подвиглась Россия в масштабах мировой политики. От того, насколько эти меры будут решительны и эффективны, зависит исход войны за Новороссию и Крым, за полный суверенитет России.
Но есть и другой, не менее важный фактор, от которого зависит, будем мы победителями или побежденными в грядущих войнах. Это фактор нашего национального русского единства. В том числе единства народа и правящей элиты.

Путин и русские. Разминовение
Об отношении населения в целом к Путину говорят рейтинги.
Но рейтинги не отражают национальную составляющую опросов и не выражают того, что думает о Путине авангардная часть русского народа, представленная Русским движением. Пусть оное отчасти деградировало за последние три года, тем не менее его голос все еще различим и значим в хоре российского общественного мнения.
В целом взаимное положение президента Путина и Русского движения характеризуется одним словом: разминулись.
Тому есть ряд причин.
Во-первых, Путину как преемнику в наследство остались ненависть и презрение, которыми вполне заслуженно пользовался Ельцин, мгновенно превративший Советскую  Россию в откровенно и резко антирусскую Российскую Федерацию. Поскольку никуда не исчезли такие характерные приметы этого ельцинского монстра, как:
– превалирование в СМИ и в политической элите нерусского элемента, следствием чего является игнорирование русских этнических проблем или принятие решений, идущих вразрез с правами и интересами русского народа;
– непрекращающаяся политика замещающей иммиграции, ведущая к разбавлению русского народа, падению его удельного веса в стране;
– фактическое неравноправие русского народа и других этносов, как коренных, так и пришлых, не в пользу русских, разумеется;
– откровенная русофобия господствующей в обществе либеральной прессы;
– жестокие и несправедливые преследования русских национал-патриотов, направленное во многом специально против них законодательство;
и т.д. (перечислять можно еще и еще).
Проведя фронтальную ревизию ельцинской внешней и внутренней политики, Путин практически не тронул сферу национальных отношений, оставил ее такой, какой она сформировалась при Ельцине, Гайдаре, Тишкове и Паине, что, конечно же, категорически не устраивает мыслящую часть русского народа.
Во-вторых, Путину приходится нести ответственность за откровенно русофобскую внутреннюю политику уже постельцинской России, вдохновителем которой многие годы был Владислав Сурков, недавно вновь вернувшийся на российский Олимп, с которого было слетел в 2012 году. На счету этого деятеля, открыто провозгласившего русский национализм главным врагом Кремля:
– ожесточенное противодействие любым попыткам русских людей обрести правовую субъектность;
– всемерное ужесточение законодательства, направленного на подавление Русского движения, свыше двух тысяч русских активистов томится по тюрьмам и лагерям;
– кадровая политика, несовместимая с интересами русского народа;
– фактический запрет на регистрацию организаций, полномочно представляющих русский народ: национально-культурных автономий, партий;
– интриги и разводки, направленные на раздробление, дискредитацию и уничтожение Русского движения
и т.д., и т.п. (перечислять можно еще и еще).
Особенно русофобский характер российское законодательство и правоприменительная практика приняли при президенте Медведеве, но и с Путина сложить за это ответственность нельзя. Медведев уже давно не президент, Сурков вылетел с Олимпа, но потом вернулся, а государственная русофобия как была, так и осталась, никуда не делась, доходя до маразма и абсурда в конкретных судилищах (см. мою статью «Новая инквизиция» и мн. др.). И не замечать этого нельзя.
В-третьих, расправа Путина с наиболее одиозными еврейскими олигархами, захватившими власть при Ельцине и методично ведшими дело к полному разграблению и уничтожению России (эту расправу русские, разумеется, приветствуют), была осуществлена им за счет сговора с еще более могущественными силами еврейского капитала, группирующимися вокруг клана Ротшильдов (см. об этом обстоятельную статью Константина Душенова «Еврейская ОПГ и одинокий Путин»). Ставленником этих сил в России («смотрящим») является главраввин хасид Берл Лазар, не скрывающий близких отношений с Путиным и пользующийся явной благосклонностью российского президента. Этот факт вызывает яростную реакцию русских радикалов, желающих, как всегда, всего и сразу. Концепция «выбор меньшего зла» недоступна их уму. Правду сказать, определить, где находится пресловутое меньшее зло, всегда непросто, когда речь идет о евреях. Но данный союз, насколько мы можем судить, позволил Путину, по крайней мере, избавиться от режима «семибанкирщины» и взять курс на построение сильной единой России. Взятие Крыма – непосредственный результут его выбора, так что если мы признаем этот результат, то следует признать и выбор…
У этого выбора, однако, есть такие издержки, которые особенно раздражают интеллигентного русского человека. К примеру, насквозь лживый, но обязательный школьный курс т.н. «холокоста». Или открытие «Музея толерантности». И мн. др.
По мере того, как фигуры Березовского, Гусинского, Смоленского, Ходорковского, Невзлина и других уходят из сводок новостей в область воспоминаний, память об угрозе их всевластия гаснет, а раздражающая русский взор группа бородатых и пейсатых евреев в хасидских шляпах выходит из тени кулис на авансцену, заставляя клаку и галерку браться за тухлые яйца и гнилые помидоры. Часть этих продуктов неизбежно предназначена Путину, что поделать…
В-четвертых, есть обширный список всевозможных социальных неурядиц и требований, касающихся всего населения в целом, никак не относящихся к национальному вопросу. Тем не менее русские радикальные националисты, как правило, обращаются к этому списку, жупелируя им направо и налево, доказывая губительность режима для русского народа. Крайним выставляется при этом президент страны, понятное дело.
Вот, вкратце, причины, по которым в Русском движении антипутинские настроения имеют большую популярность. Особенно в его руководящей части, где практически все основные участники так или иначе побывали под репрессиями: Демушкин, Крылов, Белов, Боровиков, отец и сын Мироновы, Иванов-Сухаревский, Корчагин, Аратов и мн. др., а значит имеют личные мотивы озлобления и мести. Единственный, кто побывав в МЛС из-за ст. 282 УК РФ, сохранил способность объективно судить о Путине – это Константин Душенов (респект ему), тут же сподобившийся в родной среде ярлыка «запутинца», продавшегося режиму.
Азарт антипутинской борьбы настолько захватил головку Русского движения, что привел ее к непростительной стратегической ошибке, к союзу с системными либералами, лишенными Путиным власти и жаждущими реванша. Результат – краткосрочный и бесплодный расцвет в России «национал-оранжизма» (Белковский), а затем полный крах т.н. «снежной революции» 2011-2012 гг. – и тотальная дискредитация Русского движения в глазах как масс, так и истеблишмента.
Начатая тогда же Путиным антилиберальная национальная контрреволюция, кульминацией которой стала «русская весна» 2014 года, попросту задвинула Русское движение на обочину истории, превратила его в маргинальное явление. Потому что Кремль неожиданно выполнил целый ряд пунктов той программы, которую намечали в своих мечтах, но были не в силах выполнить мы. Вместо того, чтобы всемерно содействуя путинской контрреволюции, получить свое место в высоком политическом активе страны и свою долю в победе и добыче, ослепленное личными соображениями руководство Русского движения вздумало противодействовать Путину. Демонстративно встало не на ту сторону баррикад, поставило не на ту лошадь. В итоге оставив за собой лишь право на арию «О, жалкий жребий мой!..».
Понадобится большая работа над ошибками вплоть до публичной епитимии, чтобы нам, русским националистам, снова из маргиналов превратиться в мейнстрим, каким мы уже были в течение всех 2000-х годов.
Главная трудность в том, что заявку на эту роль уже подала сама власть.

Русский национализм – государственный бренд?
Еще в сентябре 2012 года я выступил с небольшим текстом «Путин и русские». Отмечая, что война между президентом и сислибами идет не на жизнь, а на смерть, я делал умозаключение:
«На кого он может опереться в этой открытой войне с либералами? На КПРФ? Они гнилая опора – это все понимают. На «нашенскую» молодежь? Смешно и говорить. За карьерные успехи не умирают. На смерть идут за идеалы, за идеи, – вот за что убивают, вот за что умирают.
Таких идей по большому счету только две – социальная и национальная. Время социальной идеи прошло – коммунизм не вернуть. Время национальной идеи подходит, а это значит, что другой опоры, кроме националистов, у Путина нет и не будет.
Если Путин сегодня не начнет поддерживать разумных и конструктивных русских националистов, то завтра будет поздно. Я уверен в том, что подвижки в русскую сторону у Путина непременно будут, и они уже идут.
Не потому что он такой хороший или плохой, любит он нас или не любит, а потому что так диктует политическая ситуация».
В своей книге «Путин в русском поле» (М., Алгоритм, 2013) я писал коротко и ясно: «Если Путин спасет русских, то русские спасут Путина». Я отмечал сдвиги Путина в русскую сторону, выполнение им ряда существенных требований русской националистической платформы, начиная с уничтожения чеченских боевиков и еврейских олигархов. И тоже делился мечтами о неизбежном переходе Кремля под знамена русского национализма и о том, что мы, наконец, будем востребованы на государственном уровне.
Мои мечты не сбылись, увы, по вине обеих сторон. Но в чем-то действительность даже превзошла мои ожидания.
Русские националисты повели себя глупее некуда, встав на сторону сислибов против Путина и упустив исторический шанс сыграть по-взрослому в Большую Политику. А Путин и не подумал протянуть нам хотя бы мизинчик, не прислал в наш лагерь ни одного своего эмиссара, чтобы как-то договориться. Он выкинул неожиданный кульбит.
Да, как я и предполагал, он сделал единственно верную ставку: на русский национализм, но… без русских националистов. Он обратился с русской националистической программой непосредственно к русскому народу, через нашу голову, и получил (на первых порах) отличный результат.
Сделал он это неумело, топорно, с вопиющими идейными и стратегическими ошибками, но много ли в этом понимает простой народ, если грубые ошибки допускают и вполне почтенные ветераны Русского движения? Народ уловил главный импульс: Путин-де за нас, за русских. И встал за своего президента, а «болотные» пошли, куда их народ и послал. Равно либералы и националисты.
И что мы видим теперь? Мы видим, что знамя русского национализма рвут из рук друг у друга самые видные обитатели нашего политического Олимпа: Президент, Патриарх, министр культуры, чей политический вес заметно вырос.
Национализм становится государственным брендом, можно сказать без преувеличения.
Вот, отвечая на вопросы на Валдайском форуме 24 октября 2014 г., президент Путин вдруг заявил: «Самый большой националист в России – это я».
Shoking! На какое-то время СМИ онемели в оторопи. Однако слово – не воробей, вылетело – не поймаешь. Стало ясно, что с самой вершины властной пирамиды дан вполне определенный сигнал. Теперь в русском национализме начнут соревноваться губернаторы и мэры, министры и редактора СМИ, за ними прочие чины…
Не успели мы оправится от шока, как 11 ноября состоялся XVIII Всемирный Русский Народный Собор, на котором весьма многое из того, что в течение двадцати лет буквально с боями продвигали в общественное сознание русские националисты, произносилось вслух высшими иерархами и звучало в официальных документах Собора.
Патриарх Кирилл, являющийся, по некоторым опросам, второй по авторитетности фигурой в России после президента, надо отдать ему должное – давно лично продвигал русскую тему. Особенно активно с 2012 года. Не за страх, а за совесть озабоченный задачей сплочения народа вокруг власти, он лучше многих понял ключевое значение русского вопроса. И зачастую смотрит здесь в самый корень.
Так, еще 06.11.2014 в Свято-Даниловом монастыре на заседании Бюро Президиума и Экспертного центра ВРНС Святейший обратился к собравшимся со вступительным словом:
«Год назад на XVII Всемирном русском народном соборе мы говорили о роли русского народа в становлении и развитии российской государственности… Эти темы были продолжены на Тюменском форуме ВРНС 21 июня 2014 года, где я имел возможность обозначить три тезиса:
единство русского народа;
единство между русским народом и Российским государством;
единство и взаимопонимание между русским народом и другими этносами и народностями нашей страны».
Положим, третий тезис, до сих пор в нашем официозе подменявший собой весь русский вопрос в целом, нам порядком намозолил глаза, но первые два нельзя не отнести к приоритетным.
И вот уже на самом Соборе прозвучало новое выступление Патриарха, который впервые так ясно и определенно высказался по русскому вопросу, что оно стало Центральным моментом Собора:
«Говоря о духовных скрепах нашего единства, мы не имеем право забывать, что главным творцом отечественной культуры является русский народ. При всей открытости нашей культуры, при всей разумной готовности принять в наши ряды человека любого происхождения, нам следует всегда помнить, что без существования русского народа и без Православия наша отечественная культура не могла появиться на свет и не имеет перспектив в будущем. На осознании этого факта должна строиться культурная политика государства, стремящегося к сохранению своего единства.
…Судьба русского народа, его благополучия, его целостность, зрелость его самосознания должны быть признаны ключевыми факторами в сохранении духовного и политического единства России. Пренебрегать этим сегодня – значит разрушать государство, закладывать под него мину замедленного действия.
Между тем, именно это происходило в сфере национальной политики в 1990-е годы, когда группой ученых и политиков постулировалось искусственное противопоставление “русского” и “российского”. В то время чиновники получали неафишируемые указания не использовать в публичных выступлениях и официальных документах слово “русский”, как якобы ослабляющее единство нации.
И сегодня, к сожалению, можно слышать заявления о том, что русский народ неоднороден, что его единство является фикцией, а также о существовании новых, не известных ранее наций, таких, к примеру, как “поморская”, “казачья” или “сибирская”.
За попытками исключить употребление слова “русский” просматриваются идеи, которые уже давно показали свою безжизненность на Западе, где все сильнее звучат голоса, призывающие отказаться от мультикультурализма и теории “плавильного котла”. Напротив, необходимо утверждать право народов и религиозных общин на свою идентичность. Таким правом, безусловно, обладает и русский народ, вокруг которого формируется российская нация, российская цивилизационная общность».
Разумеется, перед нами не программное выступление профессионального, записного русского националиста, который далеко не ограничился бы сказанным. Но прекрасно уже и то, что хотя бы некоторые наши заветные тезисы отчетливо и адекватно прозвучали из уст авторитетного политика, к голосу которого, безусловно, прислушивается мир, страна и наш президент.
Теперь можно надеяться, что ненавистная нам концепция «россиянства» не сегодня-завтра будет окончательно выброшена на свалку истории вместе с концепцией «мультикультурализма» и «политкорректности». А это уже немало!
Между тем, Собор не ограничился сказанным и принял важный документ: «Соборное слово XVIII Всемирного Русского Народного Собора», где критика идей мультикультурализма оказалась закреплена:
«Отсутствие возможностей для полноценного этнокультурного развития русских, табуирование самого слова “русский” в официальной риторике и государственном документообороте, неуместное противопоставление русской национальной и российской общегражданской идентичности привели к негативным последствиям.
Всемирный Русский Народный Собор призывает преодолеть допущенные ошибки и созидать российскую общегражданскую общность с учетом центральной, объединяющей роли русского народа, дать надлежащую оценку антинаучным попыткам поставить под сомнение его единство и целостность.
…Мы полагаем, что вопросы национального самочувствия русского народа имеют фундаментальное значение не только для исторически государствообразующего народа, но и для всех братских народов нашей многонациональной страны. Считаем полезным нормативное закрепление статуса русского народа как государствообразующего, памятуя, что вокруг него сформировалась вся семья народов России.
…Собор призывает всех, кто принадлежит к кругу лиц, ответственных за принятие важных государственных решений, согласиться с тем, что русский народ является важнейшим субъектом национальных отношений в России, и закрепить это понимание в законах и федеральных целевых программах».
Не скрою, я читаю эти строки со смешанным чувством, ведь церковники, что тут таить, ничтоже сумняшеся сняли их у нас с языка. Но для пользы дела – какие тут счеты?! Требование официально признать русских государствообразующим народом я считаю настолько фундаментальным, важным, что ради его воплощения готов на любое самоуничижение.
Но еще до манифестации «самого большого националиста» и до русских тезисов Патриарха я имел удовольствие прочитать «Основы государственной культурной политики», представленные от Министерства культуры в Администрацию президента.
Документ поразил меня практически полным совпадением с моей собственной позицией – как в расстановке приоритетов, так и концептуально в целом. Кажется, впервые в жизни я оказался до такой степени солидарен с правительственной точкой зрения – обычно дистанцируясь от нее и находясь скорее в оппозиции. Скажу честно: я был окрылен.
Авторы документа открыто прокламируют отказ от «либерально-западнического» направления в обществознании, которое «рассматривает западный путь развития как идеальный, а все иные – как отклонения от единственно правильного пути». Они считают, что Россия должна рассматриваться как уникальная и самобытная цивилизация, не сводимая ни к Западу (Европе), ни к Востоку. Краткой формулировкой данной позиции является тезис: «Россия не Европа».
Это совершенно справедливо! Всей своей многолетней практикой как филолог, искусствовед и коллекционер я готов свидетельствовать в пользу сказанного, голову готов за то отдать на отсечение. Да, Россия не Европа. Но все же хочется еще конкретнее: на чем будем сращивать наше единство, на чем воспитывать поколения?
Авторы и на это дают верный ответ: «Место и авторитет российского государства в мире определяется не только его политическим весом и экономическими ресурсами, но и великой русской культурой, ее духовным, интеллектуальным и инновационным потенциалом».
Ну вот, собственно, всё самое главное и сказано.
На этом месте позволю себе напомнить читателям, что в январе 2004 года на учредительной конференции Русского национально-освободительного движения (РНОД) был принят документ под названием «Программа-максимум и Программа-минимум РНОД». Пункт 6 Программы-минимум гласил: «Сохранение и укрепление этнического единства русского народа и всех исторических и культурно-языковых факторов, способствующих этому».
Можно констатировать: проект Министерства культуры исходит из совершенно верного понимания проблемы предлагает соответствующие решения.
Но авторы пролили еще и дополнительный бальзам на душу русских националистов: «Представляется целесообразным включить в разрабатываемый документ тезис об отказе от принципов мультикультурализма и толерантности. Сохранение единого культурного кода требует отказа от государственной поддержки культурных проектов, навязывающих чуждые обществу ценностные нормы». Браво! И даже добавить нечего.
Как видим, авторы «Основ» создали документ, целиком и полностью соответствующий одной из главных задач Русского движения.
Минкульт, Патриарх, Президент…
Какими словами подведем итог их таких дружных выступлений на русскую тему?
«Русская весна» – это не только Крым и Донбасс, верхушка айсберга. Это новая эпоха, которую мы выстрадали за долгие десятилетия поражений и отчаяния. Она пришла. Эта эпоха зрела исподволь, подготавливаемая незаметными усилиями миллионов людей, и она вызрела как «равнодействующая воль» народа. Сегодня она поднялась, как вода в половодье, охватила все слои русского общества снизу доверху и широко распахнула шлюзы русского национализма. Обратного хода не будет, он просто невозможен. Мы обязаны этим воспользоваться.
Окончание следует
Tags: Севастьянов, итоги, национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments