Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Мой отзыв на роман Сергея Шаргунова "1993"

Роман Шаргунова интересен хотя бы тем, что его автор задумал показать, из какой же почвы пробиваются наверх цветы революции. Даже не сами цветы, а дети цветов. Дети цветов революции, так бережно взращиваемых предками. Предки-то, конечно, не знают, что за цветы распускаются в их душах. Как не знал главный герой в прошлом ученый, переквалифицировавшийся в слесаря, Виктор Брянцев. Который жил-поживал, собирался покорять научные вершины, да с крушением Советского Союза вместо вершин стал опускаться в подземные глубины для ремонта там систем отопления.

Политикой Виктор Брянцев тоже до наступления смутных времен сильно не интересовался, но рыночные вихри повернули его представление о мире.

Впрочем, автор не так старательно заглядывал ему в душу, что читателя могут затерзать сомнения: а чего мужик, собственно говоря, сорвался ближе к занавесу навстречу гибели?

Кажется, самого Шаргунова больше интересует фигура Елены жены Брянцева. Елены, прекрасной искусительницы и, как показал финал, губительницы души героя. Именно ей в романе отводится много абзацев и страниц. Вплоть до интимных подробностей. Которыми автор подчас все-таки злоупотребляет. Скажем о появлении на свет бунтаря на Болотной площади, внука Виктора Брянцева, читатель может подозревать с момента знакомства дочери главного героя с поселковым хулиганом.

Хотя, насчет интима – тоже не все однозначно. Герои «1993»-го мучительно ищут любовь. Мучаются, сомневаются, философствуют и даже злобствуют. И все ради нее. Ради любви. Даже у Виктора Брянцева незадолго до финала, кажется, вспыхнул в судьбе спасительный свет настоящего чувства, рожденного не в муках обывательских забот, а в самом настоящем сражении. Под пулями. Вспыхнул, но вскоре погас вместе с его непутевой судьбой.

И столь же кратким был миг любви, охвативший его дочь. Она появляется в романе, видимо, лишь затем, чтобы придать отцовской судьбе хоть какой-то смысл. Или для того, чтобы автор смог написать тревожное и динамичное, но эффектное предисловие к роману и тревожно начать его. В этом небольшом предисловии внимательный читатель рискует узреть черты «Саньки» Захара Прилепина – между прочим, друга и соратника автора.

Впрочем, все эти выводы читатель сделает позднее. Потому что по ходу романа чувствуется игра с ритмом. Иногда этот ритм приносится в жертву ради внимания к деталям, описания мелких перепалок героев и опять-таки интимных сцен. Возможно, это сделано не случайно. Если для того, чтобы сбить напряжение, построения неких психологических пирамид – то задумка удалась. Но вряд ли это добавляет роману желаемой глубины, который ищут в нем почитатели Сергея Шаргунова – публициста, одного из авторов широко раскрученного ныне сайта «Свободная пресса».

Как бы ни было, но Шаргунов стал одним из первых, кто взялся за описание трагических событий постсоветской истории в историческом контексте. Причем он попытался провести проследить связь поколений «от бунта к бунту». Трудно представить, что кто-либо другой из писателей его поколения отважился бы на подобное.

А Шаргунов решился. Его уже наградили множеством эпитетов за эту попытку. Воздержусь от новых комплиментов, ибо ничто так не вредит замыслу, как преждевременная похвала его создателю. Который уподобляется заботливому садовнику, осторожно поливающему хрупкие ростки будущих сюжетов, произрастающим из этого замысла.

В появление этих сюжетов сомневаться не приходиться. Ибо финал романа ясно показал, что мы еще узнаем и о цветах, раз уж прикоснулись к почве.
Оригинал и комменты тут:
http://afisha.amic.ru/news/7479

Tags: Шаргунов, литература, октябрь 1993-го
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments