Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

О ситуации в алтайском крайкоме КПРФ после отставки Сергея Юрченко

Данный текст пришел мне по электронной почте от одного знакомого, прекрасно посявщенного во внутренние дела крайкома.
Сразу отмечу, ряд оценок, содержащихся в тексте, вызывают у меня вопросы. И с анализом общей ситуации я не до конца солидарен с автором. Но в плане дискуссии, возможно, данный текст будет полезен.

Только для «членов»

Для подготовки антизюгановской оппозиции Юрий Афонин приехал в Барнаул

В эту субботу в Барнауле пройдет закрытый пленум крайкома КПРФ, в котором примут участие не более 60 проверенных и заранее обработанных «членов»: секретарей районных партийных организаций и т.д. Простых коммунистов, и уж тем более прессу на данное мероприятие не допустят, чтобы никто не видел какие усилия прилагаются для назначения нынешнего секретаря по оргработе Марии Прусаковой первым секретарем алтайского крайкома КПРФ. Из-за чего же никому не известная и ничем не проявившая себя Маша вдруг неожиданно стала очередным яблоком раздора у алтайских коммунистов?

Начнем с того, что именно она занимала разнокалиберные посты  в крайкоме комсомола, и даже была  председателем контрольно-ревизионной комиссии ЛКСМ как раз в тот период, когда алтайский комосмол был поражен язвой «Левого фронта», о которой сам Зюганов неоднократно высказывался в негативном ключе. И ведь было за что. В 2008 году алтайские комсомольцы-левофронтовцы устроили пикет против лидера новосибирских коммунистов Сергея Локтя, из-за чего огдашнему лидеру алтайских коммунистов пришлось объясняться нетолько с самим Локтем, но и с представителями ЦК. В том же 2008 году, во время визита Геннадия Зюганова те же комсомольцы-левофронтовцы прямо во время выступления генсека перед партактивом публично вручили ему письмо с требованием об отставке! Сам Зюганов тогда отшутился, но комиссию для разбора полетов в край, тем не менее, отправил. Как раз в составе Юрия Афонина.

Много ли голов тогда полетело по итогам проверки? Если учесть, что тот же Виталий Булдаков, имевший на тот момент номерное удостоверение помощника депутата Госдумы Ильи Пономарева (того самого, который сегодня скрывается от российских правоохранителей за рубежом) так и остался «активным комсомольцем», а его родственница по-прежнему является главбухом крайкома – ничего тогда не поменялось. А один из участников тех событий Александр Ткачев (ныне сотрудник управления краевым имуществом, то есть полностью подконтрольный краевой власти человек), при Юрченко даже в состав бюро алтайского крайкома состоял, и никого это не напрягало. Иными словами, никаких реальных оргвыводов «Красный инквизитор из ЦК» тогда не сделал. Зато, очевидно, приметил симпатичную к тому времени комсомолочку Машу Прусакову, активно дружившую и с Ткачевым, и с Булдаковым и с Дашей Зулиной, которая на прошлых президентских выборах стала настоящим позором для Алтайских коммунистов, из-за чего была вынуждена покинуть пост персека алтайского комсомола. Правда ее, как верную антизюгановку, тут же пристроили в аппарат крайкома, где та продолжила свою деятельность на партийные деньги.

Зачем Сергей Юрченко так усиленно холил и лелеял противников Зюганова, подкармливая их за партийный счет – понятно: он сам считается ярым противником действующего генсека компартии, и даже письма против него подписывал, за что резко впал в немилось ЦК. Но почему же тогда единственным пострадавшим за антизюгановщину оказался именно Юрченко? Да потому, что нужно было наказать хоть кого-то, обеспечив при этом прежний курс подконтрольного действующей власти антизюгановского аппарата алтайского крайкома (не путать с простыми коммунистами). Других сколько-нибудь правдивых версий никто не предложил.

К чему приведет назначение Маши Прусаковой первым секретарем крайкома? Если вспомнить, что в свое время за бездеятельность Нина Данилова изгнала ее из всероссийского женского союза, обозначив вопросы еще и к моральному облику Марии (у нее уже второй брак, с бизнесменом) – ни к чему хорошему. Раздрай внутри краевого отделения усилится, а выборы для компартии в Алтайском крае уже сегодня можно считать проваленными.

Почему же тогда эту кандидатуру так активно поддерживает первый секретарь барнаульского горкома КПРФ? Очевидно, потому, что уверен: на фоне такой Маши любая кандидатура на пост первого секретаря крайкома будет смотреться более выигрышно. И если г-н Сартаков уже сегодня выдерживает перед действующей властью позицию «чего изволите-с?» (вспомните два сваленных памятника Ленину и полное отсутствие реакции на перенос первомайского митинга с традиционной площадки) – то крайком под его руководством может превратиться в своеобразный «утилизатор-слив» протестных настроений.

Зачем все это нужно Афонину? Почему он изначально осуществлял только видимость борьбы с заразой левого фронта, представители которого сами себя называли троцкистами? И почему Алтайский край – не первый регион, где г-н Афонин таким варварско-приказным порядком ставит «своих людей» в руководстве региональными партотделениями? Может, быть он сам хочет стать генсеком, свалив пока еще действующего? Могут ли тут быть другие правдоподобные версии?

Tags: КПРФ, дискуссии, политические игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments