Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Фильм «Борис Годунов» - кастрированный Пушкин, ликвидированные народ и власть

Оригинал взят у krupnov в Фильм «Борис Годунов» - кастрированный Пушкин, ликвидированные народ и власть

Был сегодня на премьерном показе фильма «Борис Годунов" в Северном Бутове в Москве.

Фильм в ремесленном плане сделан очень неплохо, тем более, что малобюджетный и снят без госбюджетных средств.

Но смыслы великого Пушкина попросту убиты. Режиссура – примитивная. Средненькая серо-западная постановка.

В якобы целом тексте Пушкина (так заявлено) вырезано несколько кусочков, которые фундаментальны.

Во-первых, и главное, отрезан конец с «народ безмолвствует». Это не просто убивает Пушкина, но ещё и откровенно демонстрирует мелко-либеральное мировосприятие режиссёра. Ведь в этом последнем кусочке (не поленитесь, перечитайте!) – рождение заново русского народа, когда он в ужасе пробуждения совести отказывается приветствовать убийцу-самозванца («М о с а л ь с к и й. Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы. (Народ в ужасе молчит.) Что ж вы молчите? кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович! Народ безмолвствует».).

Показательно, что критик Валерий Кичин, который пиарит этот фильм, - как раз один из той массы, которые не удосужились, видно, за долгие годы творчества перечитать подлинного «Годунова» Пушкина и элементарно с уважением вчитаться в концовку трагедии, и поэтому и в во втором десятилетии 21 века несут дивную невежественную чушь про то, что народ, мол, «у Пушкина он покорно «безмолвствовал», потому что понимал, как мало от него зависит». Что ж, где Пушкин, а где два великих знатока энтого народа Мирзоев и Кичин!...

Режиссёр не просто не понимает, что такое народ, но по сути отказывает в существовании народу, а вместе с ним и власти как историческим и по необходимости трагическим и великим сущностям.

Во-вторых, режиссёр убирает гениальный микроэпизод Пушкина, где баба для того, чтобы продемонстрировать окружающим, что она и её дитя горюет вместе со всеми и как приказывают бросает младенца прямо «об земь» («Б а б а  (с ребенком). Ну, что ж? как надо плакать,Так и затих! вот я тебя! вот бука! Плачь, баловень! (Бросает его об земь. Ребенок пищит.)»).

А ведь здесь Пушкин задаёт пространство, где и живёт совесть – главный герой трагедии!

У Мирзоева сидят по отдельным квартирам хари, такие же хари как и во власти, чернь снизу, чернь сверху – а у Пушкина народ в его падении и величии. А  народ – это и есть совесть: В греко-латино-российской традиции такое со-видение обозначается терминами – сюнэйдезис, консциенция, совесть-сознание (подробнее см. в моей статье про строй русского языка). Мирзоев народ и власть превращает в животных, которые, по Эммануэлю Мунье, характеризуется как раз тем, что «не знает рефлексивного сознания и взаимности  сознаний».

Быть столь нечувствительным к этому – значит, быть художественно слепым.

И, конечно, абсолютно неправ Валерий Кичин, что якобы в фильме «Борис Годунов» режиссёру удалось «авторитетом Пушкина насильственно впрыснуть в нашу реальность» совесть. Как раз до совести и Пушкина подняться не просто не удалось, но и отсутствует само восприятие этой материи.

Итог: средненькая постановка-агитка, польза от которой только одна: после манипуляций Мирзоева Пушкин на время показа фильма перестаёт быть сукиным сыном…

Tags: Крупнов, история, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments