Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Из серии ЖЗЛ

Оригинал взят у istukov в интересная статья)))))
http://www.nb-info.ru/legenda/134.htm

Большевик и партизан Лёха Мокроусов

В 1887 году в селе Поныри Курской губернии, в многодетной крестьянской семье Василия Мокроусова появился на свет мальчик, которого окрестили именем Алексей.

С малых лет он познал, что такое беспросветная нужда и тяжкий физический труд. В 17 лет Алексей покинул родное село и отправился на заработки в Донбасс, где стал в шахте рубать уголёк, чтобы буржуям было веселее вести праздную жизнь. “Был я тогда тёмный и глупый, - позже напишет тов. Мокроусов в своей биографии. – Верил в доброго царя и поповские сказки. Пил горькую и любил драться с кем не попадя, чем заслужил в Макеевке славу первого кулачного бойца и хулигана”. Вероятно, так бы и кончил он свою жизнь - шпанистым алкоголиком, если бы не счастливый случай, который привёл Алексея в ряды революционеров-большевиков.

Однажды группа шахтёров стояла у кабака. Мимо мчался в пролётке пьяный купец Голошапов, известный в Макеевке эксплуататор и самодур. Завидя шахтёров, купец заорал:

- А ну разойдись, сволочь чумазая! – и запустил в толпу пустым водочным штофом.

Штоф описал в воздухе красивую дугу и со звоном разбился о жбан Мокроусова. Другой бы упал и заплакал, а Лёха бегом догнал пролётку, вытащил из неё Голошапова и зверски его отмудохал.

Полицейские завернули шахтёру ласты и бросили в тюрьму. В те мрачные времена торжества буржуазии, как и сегодня, тюрьмы были переполнены пролетариями, но Мокроусова поместили в свободную камеру, где содержался, ожидая этапа на каторгу в Акатуй, старый революционер Петров-Вилюйский. Скорее всего, Лёху кинули сюда, рассчитывая на то, что отъявленный хулиган будет чморить борца с капитализмом. Однако тюремщики жестоко просчитались. Старый революционер и молодой шахтёр подружились. Очень скоро Петров-Вилюйский просветил своего тёмного друга по всем вопросам о необходимости справедливого социального переустройства России. Когда Мокроусов рассказал о том, как избил Голошапова, революционер прослезился от счастья. Правда, выяснив, что эксплуататор избит не до смерти, Петров-Вилюйский сильно расстроился и даже плеснул Лёхе отеческого леща, пояснив это так: “Тех, кто не работает, но ест,- следует бить. И не просто бить, а убивать без всякой жалости и пощады!”.

Уходя на этап, Петров-Вилюйский крепко пожал Лёхе руку и произнёс слова, определившие весь дальнейший жизненный путь юноши:

- помните, молодой человек, всё, о чём я вам здесь говорил, и смело вступайте на путь революционной борьбы за права униженных и угнетённых!

В тюрьме Алексей Мокроусов отсидел несколько месяцев, а затем был выпушен на свободу, чему немало способствовала прогрессивная макеевская общественность, выступавшая за его освобождение, тем более, что избитый им купец оказался замешан в скандальных торговых махинациях.

На свободе Мокроусов близко сошёлся с местными большевиками и поэтому, когда его призвали на царскую службу, то на Балтфлот пришёл не забитый макеевский пентюх, а яростный агитатор и пропагандист, убеждённый сторонник диктатуры пролетариата. Службой Мокроусов занимался мало, больше налегал на ревпропаганду, сея среди тёмной матросской массы разумное, доброе, вечное. Его проникновенные слова о несправедливом строе, при котором одни живут в пяти комнатах, а другие на помойках питаются, находили горячий отклик в сердцах слушателей. “Эй, ети-ть твою мать, что в Рассее делается!” – в праведном гневе говорили матросы.

В 1912 году шкура-боцман донёс на Мокроусова в охранку. Моряку грозил арест и военный суд, но с помощью друзей, он с паспортом на чужое имя бежал из России в Финляндию, а оттуда через Швецию в Англию. К началу первой мировой войны моряк-революционер перебрался в Южную Америку, где плавал на разных судах.

Жизнь Мокроусова в эмиграции была полна приключений. Он охотился на китов и белых акул, тонул в океане, несколько месяцев прожил на необитаемом острове, питаясь черепахами и прочим говном, но при этом всегда оставался революционером-большевиком и помнил о своём великом призвании. Как-то раз, на пассажирском судне Мокроусов заприметил буржуя толстого, потного, противного. “И такая меня злость взяла на этого гада, что готов был грызть корабельную цепь”, - читаем в биографии Алексея Васильевича. Ночью, дождавшись, когда буржуй вспотеет в каюте и выйдет охладиться на палубу, он хватил гада по затылку и выкинул за борт. “От радости я даже пустился вприсядку, так после этого мне стало легко и свободно”, – отметит тов. Мокроусов.

В 1917 году Алексей Васильевич вернулся в Россию и принял самое активное участие в Октябрьской революции в Петрограде. После взятия Зимнего, он, уполномоченный Петросоветом, начал заведовать вселением в буржуйские квартиры петроградских рабочих. Мокроусов давал бывшим квартировладельцам пять минут на сборы, затем, если буржуй не успевал собраться в указанный срок, то, обычно, он летел с лестницы, а иногда и в лестничный пролёт. “Кто не работает, но есть, того надо бить!” – так пояснял свои действия уполномоченный Мокроусов.

В конце 1917 года его вызвал к себе председатель Центробалта Дыбенко:

- Товарищ, революция в опасности! Ты братишка решительный, рукастый, словом, кандидатура подходящая, а потому, вот тебе мандат, и дуй в Севастополь, давить контру, - сказал суровый председатель Центробалта и, дыхнув на печать, крепко приложил её к четвертушке бумаги – мандату партии большевиков.

Прибыв в Крым, Мокроусов сформировал “Первый черноморский революционный отряд” и выступил с ним на защиту власти рабочих и крестьян. В январе-феврале 1918 года отряд участвовал в тяжёлых боях против белоказаков под Ростовом и Новочеркасском. Затем черноморские моряки дрались с немцами и гайдамаками на Украине. Однажды под Полтавой отряд был окружён превосходящими силами противника. Матросы дали по наступающим цепям гайдамаков несколько залпов и, развернув своё боевое знамя и гармоники, под “Яблочко”, пошли в лихую штыковую атаку. В рядах хохлов вспыхнула паника. “Тю-ю, бо Мокровус наступае, тикайти хлопьци-и!” – орали гарные парубки в широких штанах и, бросая оружие, бежали в разные стороны. В этом бою Мокроусов захватил пять пулемётов, орудие, обоз с боеприпасами и внушительным запасом сала.

В дальнейшем он был назначен начальником Херсонского, Бердянского и Таганрогско-Ростовского оборонительных районов, командовал левым флангом Доно-Кубанского фронта. В сентября 1918 года получил тяжёлое ранение, когда в одной из станиц неустановленная личность метнула в его автомобиль бомбу. В июне 1919 года Мокроусов, оправившись от ранения, вновь появился на фронтах гражданской войны: командует Южным боевым участком, стрелковыми бригадами. За успешные действия и личную храбрость его награждают орденом “Красного Знамени”.

В августе 1920 года Алексей Мокроусов во главе группы рукастых братишек, в числе которых находился Иван Папанин, будущий известный полярник, был направлен в тыл Врангеля на Крымский полуостров для организации из разрозненных партизанских отрядов Повстанческой армии.

Из Анапы группа Мокроусова вышла в море в полдень на двух паровых катерах “Гаджибей” и “Витязь”, рассчитывая ночью быть в крымских водах и высадиться на побережье в районе Алушта-Судак. “Лёха, не дрейфь, доставлю вас куда следует”, - всю дорогу развязно вещал золотозубый мичманец по имени Жоржик, взятый партизанами в качестве штурмана. Вскоре, в ночной темноте проступили очертания берега. Партизаны присмотрелись и ахнули: катера входили в Феодосийскую бухту, одну из баз белого флота. К счастью, вражеские наблюдатели дрыхли, либо пили водку. Катера незамеченными изменили курс, ушли далеко в море и, выкинув за борт штурмана-шкуру, вновь вернулись в Анапу.

Вторая попытка высадки оказалась удачной. В начале осени в тылу врангелевских войск появилась грозная сила – Повстанческая армия под командованием Мокроусова. Красные партизаны били всех елых, зелёных, проврангелевски настроенных немецких колонистов и татар, гундосивших о Великом Крымском ханстве. Последним доставалось особенно часто. “Уй, бачка Макраус идёт. Уй, секим башка будет!” – причитали сторонники независимости, седлали ишаков и спешили в крупные крымские города, где своими рассказами о действиях партизан наводили ужас и тоску на толстых буржуев.

А Повстанческая армия действовала лихо: её бойцы взорвали Бешуйские угольные копи, склад боеприпасов на ст. Джанкой, захватили Судак, во время штурма Перекопа войсками Фрунзе, нанесли сильный удар в тыл белых в районе Юшуни, перерезали дорогу Симферополь-Феодосия, громили отступающие части генерала Барбовича, 1-го Кубанского и 2-го Донского корпусов противника и закончили свои славные дела взятием Карасубазара, где грохнули несколько десятков тех, кто не работал, но сладко жрал.

После окончания гражданской войны Алексей Мокроусов занялся полезным и нужным делом: обустройством быта и улучшением жизненных условий рабочих. Он председательствовал в комиссии Мосгорсовета по уплотнению, то есть вселял в непомерно громадные квартиры разных сволочей, трудовой элемент с мозолистыми руками.

Его работу на коммунальном фронте Москвы прервала гражданская война в далёкой Испании. “Но пасаран!” – сказал Алексей Мокроусов и добровольцем отправился в Гренаду, помогать братьям по классу. Здесь он также показал себя отважным и храбрым бойцом. И даже, когда стало понятно, что поражение революции неизбежно, Мокроусов настаивал на борьбе и предложил невероятный по дерзости план: организовать в горах Сьерра-Морена партизанскую армию и долбить толстых до полного изнеможения.

По возвращении из Испании его направили в Крым на ответственную партийную работу. Здесь тов. Мокроусов первым делом взялся за выкорчёвывание скрытых врагов. За короткий срок лично им было выявлено: 2 троцкиста, 7 уклонистов, 2 бывших жандарма, 1 бывший белогвардеец, 5 вредителей, 3 шпиона и 10 сомнительно настроенных субъектов.

В 1941 году Германия напала на СССР. Алексей Мокроусов был назначен командующим партизанским движением Крыма. Под его умелым руководством действовало 29 партизанских отрядов, которые жестоко били немцев и румын-мамалыжников, до полного изгнания их с территории полуострова.

После ХХ съезда КПСС в жизни Мокроусова наступили чёрные дни. Объявились разные “жертвы сталинского культа личности”, принявшиеся травить ветерана трёх войн. “Сталинист! Палач! Преступник!” – визжали говнюки и строчили доносы, требуя наказания героя.

В 1959 году легендарного революционера, большевика и партизана Алексея Васильевича Мокроусова не стало.

В год 40-летия со дня его смерти, стоит помянуть добрым словом этого человека, редкой судьбы и длинной воли.

Виктор Степаков


№134, 2000 г.

Tags: "Лимонка", история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments