Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Categories:

БОМЖ / время течёт сквозь пальцы

Оригинал взят у lgfoto в БОМЖ / время течёт сквозь пальцы
84.07 КБ


Тут вот какая странная история приключилась.

В ноябре 2005 года умер Игорь Белов из ВЕСЁЛЫХ КАРТИНОК. И где-то в те же дни прошёл слух о смерти Евгения (Джоника) Соловьева, певца давным-давно распавшейся новосибирской группы БОМЖ. Я пытался проверить это в профильных сообществах ЖЖ, но там ни про какой БОМЖ и не слыхал никто. Однако, вскоре информация, вроде, подтвердилась. И я подвесил вот этот пост, объединив в заголовке обе группы.

Всю позапрошлую зиму, разглядывая старые негативы и соображая, чего бы про кого написать (пока инет под рукой), я неизменно возвращался к Бомжам - уж больно много я их наснимал. Всё вспоминал Соловьёва, полагая его мёртвым, но довести текст до ума ленился, да и оцифровка дорогая.

Вдруг несколько месяцев назад случайно натыкаюсь на мемориальный сайт Евгения Соловьёва,из которого выходит, что тот умер 23 августа 2006 года! Т.е. через год после того, как мы его "похоронили". И одновременно выяснилась точная дата смерти Дмитрия Яншина и Светланы Дьяковой (гитариста и певицы ВЕСЁЛЫХ КАРТИНОК) - не 11 сентября (Усекновение Главы Иоанна Предтечи), когда появился некролог, а 18 августа, под Преображение.

Чем вызван такой странный "резонанс", я не знаю. "Будущее отбрасывает тень на настоящее".

Не могу сказать, что очень уж люблю такую музыку, но вспомнить о них стоит хотя бы потому, что именно с их концертов 87-88гг начался в наших краях весь сибирский панк. До этого мы питались, в основном, слухами. (С.Летов говорил: "У меня брат в Сибири панк-рок играет". Мы со значением кивали в ответ: "Круто!") А Оборона, Путти и Инструкция приехали лишь через год, и записи тогда же пошли.

Строго говоря, в центрах панк-рок тогда вообще не играли (кроме Свина, разве). Скорее всего боялись, причём - своей собственной свободы. Характерное выражение лиц в Перестройку - нагловато-растерянное, вроде, всё уже разрешили, а что за этим "всё" скрывается - и подумать-то страшно. Поэтому ограничивались паллиативами, даже скандальное ЧУДО-ЮДО представляло из себя лишь развесёлое и безобидное фрик-шоу (см. фильм "Авария, дочь мента"). Зато к панк-року из конъюнктурных соображений причисляли всё, в чём можно было углядеть хоть толику эпатажа - от Рыженко и Мамонова до Чайфа и Аквариума.

Впервые Бомжи выступили в сентябре 87 года на Подольском фестивале и убрали там всех. А ведь большинство участников сыграли в те дни свои лучшие концерты (включая Весёлые Картинки, Яншину даже какую-то грамоту дали, вроде).

Их поставили в воскресенье вечером, под конец почти. На сцену вышел пацанёнок в вязаной шапке, стал подпрыгивать и проверять микрофон горловым пением: "Ёхарь-ёхарь-ёхарь-Ё!" Народ поёжился - как от сквозняка.

Мы сидели все вместе - наши, пермская тусовка, сибиряки - мы только накануне с ними познакомились. Помню, Сироп гордо показывал Янке громадный косяк, а она морщилась. Тут нарисовался Коля Рокнролл и говорит Летову: "Пойдём, мол, полабаем". В ответ тот попытался поставить ирокез, и они деловито потопали за сцену. Т.е. идея была сесть землякам на хвост и контрабандой попеть своих песен.

Сквозняк тем временем усиливался. Они приехали вчетвером (без клавишника), выглядели действительно бомжевато и накрыли толпу каким-то очень сырым, холодным и истеричным драйвом, державшимся в основном на монотонных барабанах Роника Вахидова и безумном поведении Соловьёва. Музыкой там и не пахло, тексты довольно невнятные - что-то про доктора Менгеле, Нину Хаген, хриплые выкрики "Яволь!" и зловещий хохот.

Повторяю, в Подольске все были хороши (и многих я тоже видел впервые), но эти отличались от остальных принципиально, мы чувствовали, что это уже следующий, гораздо более серьёзный виток. Что-то похожее я испытал, когда после всяких макаревичей впервые услышал Майка - "это же реальный стремак!".
Когда Джоник заорал "Ты в диапазоне УКВ, а я в диапазоне КГБ КГБ КГБ!!!", дежуривший у пульта особист микрофон ему-таки вырубил (прям по анекдоту "намек поняла, приду"). По крайней мере, мне так запомнилось, хотя те, кто видел запись, уверяют, что им дали доиграть до конца. Вероятно, это у меня аберрация, поскольку летящие над городом вопли "КГБ!" воспринимались (по инерции больше), как антисоветская демонстрация - "щас будут винтить!"

А Летова с Ником на сцену не пустил лично председатель оргкомитета фестиваля Н.Мейнерт, знакомый с ГО не понаслышке и понимавший, чем это кончится. Их черед еще не пришел, они появятся через год. В Подольске же петь со сцены матом было еще нельзя.

Кстати, надо б всё-таки запись раздобыть и оцифровать наконец.

Через пол-года Комета привезла их опять, в ДК МГУ на Герцена. Концерт превратился в своеобразные смотрины - все московские панки пришли заценить сибирских братанов. На разогреве была Инструкция по Выживанию, до этого в Москве не выступавшая, но звучали они жидковато (фуз сломался), выглядели не стильно (Ромыч был в костюме и галстуке с надписью "Молодежный театр" - этот антикомсомольский стеб наших ирокезов уже не интересовал) - минут через 20 Комета их согнала (негативы не сохранились, к сожалению). Хедлайнеры тем временем, все в черной коже и булавках, распивали в сортире одеколон, интеллигентно доливая его водой из крана. Очень мутная жидкость.

На мой взгляд в тот день они даже Подольск переплюнули. Мощный звук, совершенно бредовые клавиши, Джон катается по сцене и между песнями неожиданно выдает примерно такой вот конферанс: "Поднимите руки, кто за Лигачева! А теперь - кто за Горбачева! Воздержавшиеся - молодцы!" Слова, органично бы звучавшие из уст пафосного трибуна типа Борзыкина, здесь лишь усугубляли мрачно-веселую атмосферу дурдома. Он был отличный актёр, очень заводной, обладавший необычной монотонной пластикой, вводившей публику в транс. Я видел в больнице похожего пациента, он мерно шатался по коридору, сосредоточенно разбивая в кровь кулак об стену. И хотя людей он не трогал, окружающие обходили его за версту, из опыта зная: моторные состояния заразны. Насмотришься - и сам начнешь так... Управлять толпой несложно, всего несколько приемов, а вот добиться от людей резонанса может только настоящий псих (Мамонов, например). Короче, кончилось дело тем, что зрители в восторге закидали музыкантов собственной обувью, целая гора ботинок на сцене (на пленке этого не видно потому, что она к тому моменту кончилась), а сверху, медленно и торжественно раскачиваясь, опустился мертвенно-зеленый софит и едва не снес Вахидова вместе с барабанами.

Такое вот мероприятие состоялось 5 марта 1988 года напротив Кремля и через стену от Психодрома. В бывшем храме св.Татианы (о чем тогда, впрочем, мало кто задумывался).


мгу
88.53 КБ

103.74 КБ

129.47 КБ

142.25 КБ

162.16 КБ

139.26 КБ

188.40 КБ


194.88 КБ

177.15 КБ

185.96 КБ

176.77 КБ

182.90 КБ


122.65 КБ

133.63 КБ

132.63 КБ

131.72 КБ

120.23 КБ

135.39 КБ

123.05 КБ

95.62 КБ

137.27 КБ

123.00 КБ

194.99 КБ

179.74 КБ

184.82 КБ

185.67 КБ

103.00 КБ

140.62 КБ

я достаю сигарету и сую её в рот
136.29 КБ

129.80 КБ

123.50 КБ

137.68 КБ

129.52 КБ

132.84 КБ

136.07 КБ

230.34 КБ

Снимать в этом зале мне больше не приходилось, зато осенью 93г довелось поработать осветителем - меня привел Димка Фленджер, служивший при Студенческом Театре МГУ инженером всех электроприборов.

Вообще, осветитель и фотограф занимаются одним делом и соотносятся, как передатчик и приемник - первый свет посылает, второй его ловит. И хотя активной и самодостаточной стороной здесь является первый, слава всегда достается почему-то второму. Никогда не слыхал о великих осветителях, а зря, они многое могут - например, оборвать аплодисменты, резко включив люстру, или вообще - вырубить все нахрен и уйти.

За те месяцы я все здание облазил, обнаружил, например, что купол выложен из кирпичей, клейменых вензелем ЕкатериныII.

Некоторые события вспоминаются:

Юбилей "Московского Комсомольца", через неделю после расстрела Белого Дома. Поднимаюсь по лестнице, навстречу - волосатый мужик, смотрит пристально - "Старик, я понимаю, что тебе хочется из огнемета нас здесь всех положить... Прости уж..." Потом оказалось, что это карикатурист Меринов, тоже, кстати, большой любитель блюза.

Вручение немецкой Пушкинской премии Пригову. Виновник торжества в красном луче (почему-то я красный фильтр поставил) топает ногами: "Поубивал бы всех, суки!" - в порядке мелодекламации.

Проводы поэта Друка в Америку - все ищут на залитой лунным светом сцене - "Друк! Друк! Где Друк?" (Летов с Шилклопером, кажется, были).

Некий панк-фестиваль, который я принципиально проигнорировал (заебали!). Придя же утром на работу, обнаружил горы битого стекла и инсулинок (новинка тогда), что-то из белья и бумажку с телефоном Кушнира на полу одной из комнат (хм, выходит, у него не всегда были визитки).

Ещё помогал препарировать рояль какому-то немецкому авангардисту.

Сама же труппа студтеатра спектаклей никаких не ставила, а пробавлялась тем, что прямо на сцене устраивала ночные пьянки для богатых, сопровождая их капустником. С приглашенными поэтами-сатириками (Вишневский, Степанцов), бардами (как мне жаль было Суханова с его "Зеленой каретой"!) и бесконечным "Несчастным Случаем". Один раз даже шоу трансвеститов приезжало: 2 орла в женских платьях плясали на эстраде под фонограмму "Сорри ай эм леди", а их пузатый импрессарио орал из зала в микрофон "Девочки-девочки! Давайте-давайте! Опа-опа!" (Когда мы все уходили, один из них заметил Фленджеру - "А у вас из сумки штепсиль висит!". И все ужасно смутились.)

Самое смешное, что я был единственным постоянным и полноценным зрителем этих действ, т.к. все остальные располагались на сцене, являясь его участниками. Я же наблюдал свысока из регуляторной будки, к тому же имея под рукой рычаги управления целым арсеналом осветительных приборов! А то вдруг чего не разгляжу...

В свое время я работал осветителем у Эфроса, поэтому подобный репертуар справедливо вменял в ничто и после Нового Года уволился. А скоро и артистов оттуда прогнали, а здание вернули Церкви.

Нынешний настоятель как-то рассказывал по "Радонежу" - первое, что они увидели, когда вошли в зал (еще при театре) была античная маска на стене. Есть подозрение, что это случилось в мою смену - обычно, если на сцене ничего не происходило, я гасил весь свет и узким лучом галогенной пушки выделял одну из двух масок в углах - веселую или грустную, по настроению. После чего мы "отдавались дионисийским началам" (квасили в регуляторной). Каюсь.

Помню, забрал я трудовую книжку, вышел - день был морозный, солнечный. А тогда как раз Манежную площадь копали - дай, думаю, посмотрю хоть, что они нарыли, а то в темноте все больше пробегаю, не разглядеть. И оказалось, что у дверей Манежа аккурат в том месте, где я всю жизнь садился на 2 троллейбус, стоит избушка - на глубине метров пяти - добротный такой сруб (без крыши, естественно), причем повернута она к лесу задом углами ко всем нынешним стенам, включая Кремлевскую, т.е. конфигурация площади сильно изменилась за последние века. Куда делась эта избушка? Очевидно, куда и Манеж. Пару лет назад на этом месте была дверь из подземного перехода в кегельбан, а теперь и вовсе платный сортир.

Бомж я видал еще 2 раза. В декабре того же 88 на "Сырке", но там они несколько потерялись - все уже ждали Оборону, наслушавшись записей. Единственное, что помню - лицо Соловьева, выкрашенное чем-то цвета сепии - как скрипка. И последний - через пол-года в Новосибирске на поминальнике Д.Селиванова - уже в новом составе, с 2 гитаристами, другим басистом и без Джоника.


сырок
221.68 КБ

160.88 КБ

162.07 КБ

218.60 КБ

187.61 КБ

232.88 КБ

новосибирск
172.52 КБ

126.43 КБ
122.89 КБ

110.55 КБ

104.63 КБ

98.85 КБ

1.04 МБ

152.91 КБ

161.71 КБ

160.02 КБ


Главным стилеобразующим фактором этой группы, состоявшей в основном из новосибирских математиков, было полное отсутствие стиля - в соответствие с названием.

Получилось это, скорей всего, спонтанно, т.к. у коллектива не было четкого лидера. Гитарист тяготел к отмороженному рассудочному пост-панку, его изобретательность можно оценить, послушав их единственный альбом, в целом очень вялый, к сожалению. Но на концертах певец с барабанщиком забивали его конструкции рокнрольно-алкогольным угаром. У клавишника был небольшой ящик, типа старого Корга (сработанный явно умельцами из Академгородка), на котором он даже не играл, а цинично прикалывался, буквально иллюстрируя тексты звуками "ядерной зимы", радиопозывными и прочей конкретной музыкой. Басист же со своим шикарным самопалом управлялся вообще погано (зато пел отличную песню про сигареты, сейчас он, говорят, большой ученый).

И вот эти лебедь, рак и щука играли вперемешку все подряд: рокнроллы, какие-то вальсы, переходящие в пулеметный лай, реггей и вообще не пойми что. И все это вопиющим образом расползалось, оставляя вместо музыки натуральную черную дыру (вот из нее-то и сквозило - как из пылесоса, ха!). Тем не менее их концертные записи слушаются до сих пор очень здорово (особенно, в ДК Юность) потому, вероятно, что все эти разрозненные элементы, подчиняясь скорее театральным, а не музыкальным законам, не взаимоуничтожались, а конфликтовали, создавая динамичное напряжение.

И еще Ринату Вахидову спасибо, конечно - очень размеренный барабанщик, чуть тяжеловатый в брейках (он стучал еще в нескольких н-ских составах) - без него уж точно все развалилось бы. Пожалуй, лучшая их вещь
"Лестница (время течёт сквозь пальцы)" целиком построена на его партии, и вправду напоминающей бесконечную гонку по лестничным пролетам.

Директором же и идеологом группы считался Джекл (Сергей Глазатов) - человек, сочинявший пространные статьи с названиями типа "Парадигма страха". Если честно, редко встретишь математика, изъясняющегося настолько бессвязно, что в нескончаемых акциденциях тонут не только выводы, но и собственно тема разговора. Может, он так от науки отдыхал? (то ли дело Шафаревич) Очевидно было лишь, что его не устраивает режим. Кстати, в журнале "Зомби" была его статья о четырехуровневой концепции группы Бомж (вроде), но я ее не читал. Ему же принадлежит какая-то часть текстов группы.

С текстами, впрочем, не особо заморачивались - выбирался звучный провокационный рефрен, а куплеты забивались чем попало, от графомании ("компьютер стоит дороже скуки") до вполне остроумного:

"Выше стропила, плотники,
Больше света на чердаках
В доме, который построил Фрейд..."


Иногда встречались ярчайшие экзистенциальные образы:
"Жизнь на грани
Жизнь на грани...
Вперед по грани отшлифованной кости
Не смотря назад
Не смотря назад...
Прошлое было скверным..."


Эпатаж строился в основном на обыгрывании германской темы - тогда (как и сейчас) очень модно было фашизмом пугать. Скажем, "Барбаросса рокнролл" - почти дословный пересказ одноименной статьи из "Комсомолки" об идеологической диверсии западных спецслужб, но лютый рык "Баррбарросса!!!" выворачивал смысл песни наизнанку.

Сдается, однако, что это не только стеб. Судя по некоторым текстам и подаче материала в целом, они явно пытались ломать привычные бинарные оппозиции методом короткого замыкания - т.е. говорить ДА и НЕТ одновременно, ("за Горбачева и Лигачева"). Такие логические фокусы сильно добавляют драйва. Взять хоть обложку их альбома - логотип определенно смахивает на будущий флаг НБП.

Вот "Нина Хаген" - весьма парадоксальная песня:
"В Трептов-парке сегодня праздник,
Нина пьет холодное пиво,
Трептов-парк находится в Берлине,
А я в Сибири - мне без Нины тоскливо.
- Komm zu mir.
- Javohl.
В Александровском парке праздник,
Я глотаю сигаретный дым,
Александровский парк в Москве,
Я без Нины делаюсь злым."


Если вспомнить, чьи могилы находятся в Трептов-парке и Александровском (только саду, конечно), что за праздник подразумевается и историю Н.Хаген - короче, многогранный такой образ вырисовывается (поэтому последний куплет варировался). Знаменательно, что ему довелось спеть это через дорогу от Александровского сада.

Очевидно, что германская тема его интересовала всю жизнь, т.к. он даже роман свой (не шибко, правда, оригинальный) назвал "Полёт Валькирий", а перед смертью читал Канта.

Словом, мрачноватая была команда. Сейчас бы их записали в готы.

Больше в центра они не приезжали (в Питере, по-моему, вообще не были), лишь обрывочные слухи до нас доходили. Собственно, их было 2 - математическая диссертация Соловьева и героин (вполне обычное для Сибири сочетание). Оба впоследствии подтвердились.

Но в Москве их не забывали - например Сантим и Мишин иногда пели их песни со сцены ("Хаген" и "Щелчок" соответственно).

Еще смешной штрих. Подавляющее большинство моих концертных негативов никогда не печаталось, а уж дома отпечатков вообще лишь несколько штук случайно осталось, среди них - пакетик с Бомжом мелкого формата, чуть больше паспортных. Лежали они в одном ящике стола вперемешку с семейными фото, и когда дети среди портретов прабабок натыкались на то, что вы видите сейчас на экране, то сильно удивлялись. Не помню уж, что им отвечал - я ведь забыл даже имена большинства музыкантов. В позапрошлом году я подарил этот пакетик Экзичу и Реакции на свадьбу.

В бывшем Театре МГУ теперь опять храм св.Татианы. Настоятелем там о.Максим Козлов, ученик Лосева. Все стало очень светло и просторно. Вместо масок - евангелисты, на осветительном балконе - звонница, от регуляторной не осталось и следа. Там, где была сцена - алтарь, построенный (кстати) в годы войны в Германии русскими пленными.

Несколько лет назад мы ходили туда с семьей на Пасху. Ночная служба долгая, и вот, казалось бы, много чего может вспомниться в таком знакомом месте, но единственное, что мне периодически мерещилось: качается зеленый софит, а на солею ботинки летят...

75.38 КБ


МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ ЕВГЕНИЯ СОЛОВЬЁВА


РУИНЫ САЙТА ГРУППЫ БОМЖ


АУДИОЗАПИСИ


Апгрейд от 15 мая
про басиста с гитаристом

Всевидящее Око
Tags: рок-музыка, русский рок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments