Tags: Маркс

bers37

Почему левые бегут от национального вопроса?

Честно говоря, то нарочитое, порою пренебрежительное, невнимание со стороны большой части левых сил к национальному вопросу меня лично настораживает. Тезис, которым они защищаются – «национальный вопрос используется буржуазией для отвлечения внимания трудящихся от классовых противоречий» - может быть принят лишь отчасти. Хотя бы потому, что довольно значительные группы населения называют национальный вопрос в современной России одним из наиболее острых и при этом вовсе не отрицают ни наличие классовых противоречий, ни их остроту. Значит, нельзя сказать, что буржуазия сумела отвести их праведный гнев на инородцев и обезопасить на какое-то время себя.
Collapse )
bers37

О марксизме-бакунизме, мировом кризисе и «марксятах»

В конце минувшего года у меня случился очередной спор с неугомонным коммунистом Сашей Ткачевым. Саша — один из активных участников «Марксистского философского общества». Это такое объединение догматиков, называющих себя марксистами, но порой исповедующих вполне буржуазно-материалистический взгляд на вещи. Но сейчас речь не о том.

С Ткачевым у меня уже был спор год с лишним назад по поводу жития-бытия Прибалтики. Спор тот был мною с блеском выигран, что было признано даже самим проигравшим.
На сей раз заспорили мы по поводу отношения Карла Маркса и некоторых русских деятелей революционного движения. Точнее, мы вышли на эту тему с другой, менее значимой, а потому не запомнившейся мне, если честно. Кому любопытно — может порыскать на моей страничке в социальной сети «Вконтакте». Там все должно сохраниться.
Один момент спора касался отношения Маркса к Плеханову. Саша усомнился, что отец-основатель марксизма не любил отца марксизма русского. Ни на чем, как водится современному ортодоксу, он свою позицию не обосновывал. Мол, не мог не уважать его — и все тут!
Можно, конечно, вспомнить, что Маркс написал вместе с Энгельсом предисловие к русскому изданию «Капитала». Формально такой факт действительно имел место. Однако ряд источников, в частности, любопытная книжка «German Marxism and Russian Communism". L., 1954, а также работы американского историка Ричарда Пайпса, дают понять, что авторство предисловия принадлежит большей частью Фридриху Энгельсу, который был терпимее к первым русским марксистам, нежели Маркс.
Сам отец-основатель выразил свое негодование к русским марксистам-эмигрантам, «кто добровольно покинул Россию [...], чтобы вести пропаганду в России, они уезжают в Женеву! Что за quid pro quo! Эти господа против всякой революционно-политической деятельности. Россия должна одним махом перескочить в анархистско- коммунистически-атеистический рай! Пока же они подготовляют этот прыжок нудным доктринерством, так называемые принципы которого вошли в обиход с легкой руки покойного Бакунина..." (Письмо Маркса Ф.А. Зорге, 5 ноября 1880 г. Соч., т. 34, с. 380).
Правда, к Бакунину у Маркса отношение было не категоричным. В 1844 году вышел знаменитый сборник «Немецко-французские ежегодники», в котором имена Маркса и Бакунина оказались вместе. По свидетельству ряда современников, в том числе французского писателя Пьера Леру, считающегося автором термина «социализм», Маркс высоко оценил все произведения сборника, особо выделив работу Михаила Александровича.
В 1864 году Бакунин встретился с Марксом в Лондоне и у них состоялась очень теплая беседа. Маркс заверил, что всегда, даже в период полемики в конце 40-х годов он питал к Михаилу Александровичу самые теплые чувства. Вскоре Маркс подарил русскому революционеру немецкое издание «Капитала». Марксу очень понравились тогда суждения собеседника о европейской политике, который, между прочим, с готовностью согласился взять на себя пропаганду программных документов I Интернационала в Италии. Их жесткая полемика начнется через несколько лет.
Тут следует заметить, что Маркс и Бакунин познакомились в 1844 году в Париже, и были тогда, как позднее писали сам Бакунин и немецкий писатель Руге (который в ту пору был горячим последователем Маркса), «на дружеской ноге».
Впрочем, даже после этого оппоненты нередко отзывались друг о друге с теплотой. Часть этих отзывов Бакунина, где он говорит о признании талантов Маркса, его заслуг, выдающихся личностных качеств, чистоты и честности политических убеждений, содержится в трехтомных «Материалах для биографии Бакунина», вышедших в 1928 году. Там же упоминаются и теплые отзывы Маркса о нем. Немало материалов об этом содержится и на компакт-диске, посвященном Михаилу Александровичу, выпущенном Амстердамским институтом социальных исследований.
В общем, к Бакунину отец-основатель марксизма питал довольно теплые чувства вплоть до развернувшейся борьбы за лидерство в I Интернационале. Как известно, эта борьба завершилась поражением Михаила Александровича и его исключением из Интернационала. Правда, эта победа оказалась для Маркса пирровой, поскольку это объединение раскололось и стало угасать, и завершило свой земной путь в 1876 году, отойдя в область политических легенд и преданий.
Это исторический экскурс сделан мною не случайно. Те, кто называют себя марксистами, никак не могут понять, что любое учение живет до тех пор, пока его последователи способны рисовать на его основе адекватную картину мира, а также предлагать столь же адекватный план действий. Последние 20 лет в марксизме обозначился целый ряд тенденций, но внятных идеологических конструкций на его основе пока не появилось. Многих убаюкивает возросшая популярность «Капитала» в период разрастания мирового кризиса. Ну и что? Каких-то интеллектуальных плодов этой популярности не видно. Это примерно как после демонстрации телесериала «Идиот» выросла популярность романа Достоевского и его продажи. Но это не значит, что Достоевский стал ближе к народу и споры вокруг «Идиота» приобрели новое качество.
Между тем, вопрос этот не праздный. В период кризиса внимание к «Капиталу» повышается не только у тех, кто надеется обрести идейное оружие против несправедливости. Но и у тех, кто хочет эту несправедливость закрепить. Они тоже изучают Маркса и вырабатывают схемы противодействия его учению. А вот называющие себя марксистами (в том числе из нашего «Марксистского философского общества») предпочитают праздно предаваться упоительной мысли, что «учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Мол, кризис, обострит противоречия, поднимет протестную волну, и мы, марксисты, автоматически окажемся на коне. Однажды, коснувшись кризисной ситуации в Греции, я написал, что противоречия могут разрешаться двумя путями — прорывом в светлое будущее, либо «золотой зарей». «Золотая заря» - это греческая неофашистская партия. Так и сейчас — учение Маркса, как это ни покажется странным многим нынешним марксистам, может и не восторжествовать после обострения противоречий. Все может завершиться «Золотой зарей», эрой нового фашизма. А финал этой эры может оказаться непредсказуемым. Но есть ли до этого дела нашим инфантильно рассуждающим «марксятам»?...
bers37

Бакунин о Марксе

Оригинал взят у anarh_oren в Бакунин о Марксе
Заново открываю для себя Бакунина (впервые читал 10 лет назад). Предмет для исключительного исследования (а заодно и сюжет для приключенческого романа). И главный вопрос, вопрос еретика: а не больше ли Бакунина, чем Маркса в Ленине? Вопрос, способный смутить как марксиста, так и анархиста. И ответ может быть только национал-большевистским.  
 

Кстати, Марксу отец анархизма даёт следующую характеристику: 

"По происхождению г. Маркс еврей. Он соединяет в себе, можно сказать, все качества и все недостатки этой способной породы. Нервный, как говорят иные, до трусости, он чрезвычайно честолюбив и тщеславен, сварлив, нетерпим и абсолютен, как Иегова, господь Бог его предков, и, как он, мстителен до безумия. Нет такой лжи, клеветы, которой бы он не был способен выдумать и распространить против того, кто имел несчастие возбудить его ревность или, что все равно, его ненависть. И нет такой гнусной интриги, перед которой он остановился бы, если только, по его мнению, впрочем, большею частью ошибочному, эта интрига может служить к усилению его положения, его влияния или к распространению его силы. В этом отношении он совершенно политический человек.

Таковы его отрицательные качества. Но и положительных в нем очень много. Он очень умен и чрезвычайно многосторонне учен. Редко можно найти человека, который бы так много знал и читал, и читал так умно, как г. Маркс. Исключительным предметом его занятий была уже а это время наука экономическая. С особенным тщанием изучал он английских экономистов, превосходящих всех других и положительностью познаний, и практическим складом ума, воспитанного на английских экономических фактах, и строгою критикою, и добросовестною смелостью выводов. Но ко всему этому г. Маркс прибавил еще два новые элемента: диалектику самую отвлеченную, самую причудливо тонкую, которую он приобрел в школе Гегеля и которую доводит нередко до шалости, до разврата, и точку отправления коммунистическую. 


Но что замечательнее всего и в чем, разумеется, г. Маркс никогда не признавался, это то, что в отношении политическом г. Маркс прямой ученик Луи Блана.Г. Маркс несравненно умнее и несравненно ученее этого маленького неудавшегося революционера и государственного человека; но как немец, несмотря на свой почтенный рост, он попал в учение к крошечному французу. Впрочем, эта странность объясняется просто: риторик француз как буржуазный политик и как отъявленный поклонник Робеспьера и ученый немец в своем тройном качестве гегельянца, еврея и немца, оба отчаянные государственники, и оба проповедуют государственный коммунизм, с тою только разницею, что один вместо аргументов довольствуется риторическими декламациями, а другой, как приличествует ученому и тяжеловесному немцу, обстанавливает этот равно им любезный принцип всеми ухищрениями гегелевской диалектики и всем богатством своих многосторонних познаний."
(Государственность и анархия. 1873.)